Содержание материала

spectr

 

От Автора.

Продолжаю творить невесть, что и плодить работы по заявкам. Обычно я такого не делаю, ввиду того, что не могу писать на заказ. Только вот заявки попадаются гибкими и дающими возможность развернуться на полную. Поэтому, вдохновленный прочитанными идеями, я и берусь за работу. Знаю, что незаконченных работ, которые давно не писались, у меня полно. Но я не планирую бросать работу над ними. Все будет планомерно доводиться до логического завершения. Так что наберитесь терпения и ждите.

            Но, что-то я отвлекся от темы... Так вот, это снова работа по заявке. И, вероятно, она будет похожа на многие мои работы подобного плана. Эдакий плагиат на самого себя. Различие будет лишь в одном: главный герой будет один. Обилие ключевых персонажей несколько затрудняет написание, так что я решил сделать одиночку. Ну, не совсем одиночку. И да, возможно много пафоса.

            Итак, начнем...

27 сентября 2015, Башмаково

" — Серьёзное отношение к чему бы то ни было в этом мире является роковой ошибкой.

— А жизнь — это серьёзно?

— О да, жизнь — это серьёзно! Но не очень…"

Л. Кэррол


Часть 1: Субъективная Реальность.

Пролог.

Любая уважающая себя история должна с чего-то начинаться. Будь то присказка, как в старых добрых русских народных сказках. Ну, или пролог, как в уважающих себя солидных романах. И что бы там ни было, присказка ли, пролог ли, все, так или иначе, описывает события, предшествующие истории.

Вот и со мной все случилось именно так. Только вот пролог у меня был не вполне удачным... Нет, вначале все было просто прекрасно. Накопил деньжат, купил себе тур в Японию. Казалось бы, сбылась мечта идиота. Только вот потом все было не сильно радужно. Заказав такси до аэропорта, расслабился и всю ночь пил с друзьями. На такси едва успел, но вот из-за пробок опоздал в аэропорт. Мало того, что голова раскалывалась, так еще и самолет упустил. Так что пришлось потратиться на новые билеты и на гостиницу. Но результат стоил потраченного здоровья и денег. Самолет принес-таки меня в страну восходящего солнца. Даже несмотря на то, что если следовать моей удаче, он должен был рухнуть где-то по пути.

Но неприятности на этом не закончились. О нет, если уж жизнь решила дать вам пинка под зад, то уж будьте уверены, что одним она не ограничится. Итак, я потерял свой багаж. Казалось бы, всего один маленький рюкзак! Но он умудрился потеряться. А ведь я как чувствовал, что надо брать его в ручную кладь. Знал, но не взял. Вот и проторчал в аэропорту добрых два часа в ожидании чуда. И чудо случилось. Рюкзак мой таки нашелся, только вот все автобусы, идущие в сторону Токио, я упустил. Да и метро давно закрылось. Повезло еще , что обменник работал.

Итак, усталый, измотанный и весь на нервах я вышел под ночное небо Японии. Первые впечатления, мягко говоря, были резко отрицательными. Вздохнув, я приметил одиноко стоящего скучающего таксиста.

- Хоть здесь повезло. - Усмехнулся я и, достав из рюкзака бумажку с адресом гостиницы, поспешил к таксисту.

На ломанном английском и тыкая пальцем в бумажку, кое-как втолковал водителю, куда мне надо. Тот только улыбаясь, покивал и открыл передо мной дверь. Пожав плечами, я погрузился в машину. И, едва мы тронулись, мгновенно заснул. Сказывалась усталость от перелета.

Не знаю, сколько я проспал, но когда открыл глаза, едва сдержал удивленный вскрик. Такси больше не было. Нет, машина была, вернее сказать автобус. Именно маленькая легковушка каким-то образом трансформировалась в большой автобус. Я потер глаза и выглянул в окно. И не увидел ночного усыпанного звездами неба. За окном оказалось переливающееся всеми цветами радуги неизвестное пространство. Вздохнув, я ущипнул себя за руку.

- Бесполезно, молодой человек. - Водитель повернулся ко мне.

Из-под надвинутой старомодной кепки сверкнули круглые линзы очков. Или это его глаза так блестели?

- Что бесполезно? - поинтересовался я.

- Вы не спите. - Достав сигару изо рта, он выдохнул струйку дыма.

- А вот мне совсем наоборот кажется. - Пожал плечами я.

- Что бы вам не казалось, но все вокруг вас реально. - водитель отвернулся.

- А что по вашему реально? - усмехнулся я, что-то меня пробило поговорить на умные темы - То что я могу осязать и чувствовать запахи, не говоря уже о том, что я туту вижу, еще не означает что все вокруг меня реально. - Развел руками я.

- А что же тогда, по-вашему, реально, молодой человек? - осведомился водитель.

- Хороший вопрос. - Усмехнулся я - Может я, и противоречу сам себе, но в данный момент все вокруг является для меня реальностью. - Я пожал плечами - Однако это вовсе не означает, что это не сон.

- Так сны, по-вашему, тоже реальны? - водитель усмехнулся.

- Вполне. - Кивнул я - Думаю, вы слышали про объективизацию субъективной реальности?

- Не думаю. - Он покачал головой - Но с радостью бы послушал ваши мысли.

- Все вокруг субъективно. - Вздохнул я, мысленно радуясь собеседнику и возможности выговориться - И каждый человек объективизирует себе все, что его окружает. Иными словами каждый отдельно взятый человек видит мир вокруг таким, каким он хочет. То же и со снами. Мозг самопроизвольно перегоняет информацию, полученную в течение дня и - я окинул салон автобуса взглядом - вуаля!

- Очень интересно, так почему же автобус? - водитель снова выдохнул струйку дыма.

- Элементарно. - Я скрестил руки на груди - Сегодня я опоздал в аэропорт. Вот поэтому и автобус.

- Что ж, вполне логично. - Он снова повернулся ко мне - Тогда почему, если следовать вашей теории, квадратное - это квадратное, а круглое - круглое?

- Тоже элементарно. - Вздохнул я - Опыт накопленный поколениями сформировывает облик элементарных предметов. Хотя бы тех же геометрических фигур. И так как каждый индивид в процессе развития повторяет развитие вида, то этот опыт передается из поколения в поколение. А вот детали уже дорабатывает сам человек.

- Но как же тогда вы объясните явление дальтонизма?

- Что ж, - я вздохнул - если малому ребенку с рождение втолковывать что квадратное - это круглое и наоборот, то по прошествии времени вы не сможете убедить его в обратном. То же самое и с цветами.

- То есть, вы говорите о том, что люди страдающие дальтонизмом с рождения были неверно информированы родителями?

- Я говорю о том, что возможны отклонения в развитии индивида. - развел руками я - Ведь подобные случаи были в процессе развития человечества. Вот и выпадает один, скажем, на сотню.

- Вы мне определенно нравитесь. - Водитель усмехнулся - За столько лет мне впервые попался такой интересный собеседник!

- Да я и сам не знаю, почему меня так понесло. - Пожал плечами я.

- Это место так влияет на людей. - Он обнажил в улыбке белоснежные зубы - Раскрывает скрытый потенциал, скажем так.

- Кстати, а куда мы едем? - запоздало поинтересовался я.

- О, думаю, вам будет знакомо это место.

Я хотел было еще что-то сказать, но не успел. Странное сверкающее пространство за окном исчезло, превратившись в бетонные стены обычного тоннеля. И, через мгновенье, автобус выехал из него и притормозил под старым высохшим деревом, которое раскинуло свое похожие на руки ветви. Под деревом стояло покосившееся пугало с тыквой вместо головы. Тыква ухмылялась вырезанной улыбкой, а на макушке ее сидел смешной черный цилиндр.

- Прибыли. - Водитель снова повернулся ко мне - Конечная, молодой человек.

Пожав плечами, я подхватил рюкзак и вышел из автобуса.

            Пугало продолжало весело ухмыляться.

- Ну здравствуй, Джек. - Поздоровался я с ним, но тыква ничего не ответила.

Автобус тем временем развернулся и скрылся в тоннеле. Итак. подытожим. Я огляделся по сторонам. По правую руку был обрыв и уходящее до самого горизонта море, чьи волны с шумом разбивались о скалы у берега. По левую руку на небольшом холме раскинулся лес. Высохшие скрюченные деревья и виднеющиеся среди них покосившееся кресты вкупе с покрытыми мхом могильными плитами создавали зловещую атмосферу. Да еще и это пугало, на шее которого висел лист с расписанием автобуса. Такая оригинальная остановка. Что ж, тут водитель оказался прав, это место было мне определенно знакомо. Выходит, что произошло совершенно невозможное.

- Как банально. - Устало вздохнул я.

Кому-то... Хотя нет, всем эта ситуация не показалась бы банальной. Даже наоборот. Всем, но только не мне. Я еще раз вздохнул и посмотрел на огромный алый диск луны. В одном я теперь был согласен с водителем. Это был не сон. Да и теория с объективизацией теперь тоже если не летела к чертям, то ставила две неразрешимые проблемы. Во-первых, будь все так, как я говорил ранее, то для того чтобы сделать это место реальным, нужен был человек с невероятными способностями и воображением. Я же себе к таковым не относил. Во-вторых, версия со сном возвращалась. Я снова ущипнул себя за руку. Никакого результата. Поднес руку к глазам и рассмотрел пальцы.

- Посмотри на свои руки, вдруг ты спишь? - пробормотал я себе под нос.

А вот это уже было не смешно. Отметать возможность того, что я до сих пор сплю в такси и водитель тщетно пытается меня разбудить не стоило. а ведь сколько раз предупреждал себя не увлекаться осознанными сновидениями так сильно. Вот и доигрался. Может быть.

- Не будем о грустном. - Я достал из кармана телефон, и вот тут внимание мое привлекло мое смутное отражение в экране.

Быстро переключившись на фронтальную камеру, я даже усмехнулся. С экрана на меня смотрел семнадцатилетний подросток. Именно так я выглядел тринадцать лет назад.

- Ну, сбылась еще одна мечта. - Хохотнул я - Выходит теперь я вдвойне идиот.

Семнадцатилетний идиот с жизненным опытом тридцатилетнего. Поправив лямку рюкзака, я побрел по тропинке. Другого выбора все равно не было.


 

Глава 1.

1

Сухие почерневшие скрюченные деревья тянули ко мне свои сучковатые ветви со всех сторон, словно норовя схватить за пиджак. Меж деревьев тут и там попадались старые покосившиеся кресты и поросшие мхом могильные плиты. Зловещую картину дополняла огромная алая луна, нависшая над этим лесом, да ухающие в ночи совы. Пару раз у меня над головой с противным писком проносилась стайка летучих мышей. Дополните картину жуткими завываниями, доносившимися из глубины леса, да пронзительным холодным ветерком, что пробирал до костей даже несмотря на пиджак и теплый джемпер, и получите практически идеальный антураж для съемок низкосортного фильма ужасов.

Я остановился, чтобы чуть передохнуть. До места назначения было еще далеко, а топать по довольно узкой лесной тропинке в потемках было не особо приятным занятием. Вздохнув, я кинул взгляд на часы: полночь. Если уж соответствовать обстановке, то именно сейчас изо всех щелей должна полезть нечисть. И, словно в подтверждении моих слов, где-то в глубине леса раздался зловещий протяжный вой. Поправив лямки рюкзака, я побрел дальше. Согласен, любого другого человека на моем месте этот вой пробрал бы до костей. И уж наверняка вызвал бы неподдельный страх или даже ужас. Меня же, почему-то, он совсем не волновал. Быть может от того, что я все еще в какой-то мере думал, что все это сон. Может быть от того, что я прекрасно знал, что это за место, но меня волновали куда как более материальные вещи. Время позднее и, как это ни странно звучит, нужно было найти место для ночлега.

- Сон - это сон, - вздохнул я - у него своя логика и свои правила.

Еще пара шагов и лес внезапно закончился, и тропинка вывела меня к солидным кованым воротам.

-"Частная Общеобразовательная Академия Ёкай". - прочитал я надпись на табличке у ворот.

Вот теперь я окончательно убедился в том, что реальным, в какой-то мере, это место быть не может. Пожав плечами, я дернул за ручку. Небольшая калитка со скрипом распахнулась, и я прошел на школьный двор. Время было позднее, поэтому идти в саму школу было глупо. Посему, за неимением выбора, я направился прямиком к общежитию. Интересно, получится ли у меня комнату раздобыть? Или же сегодня придется спать в холле. А если и получится, то какой сожитель мне попадется? Оборотень? Огр, тролль? Или еще какое чудо?

- Бред какой. - Я тряхнул головой, прогоняя глупые мысли.

Возможность заснуть во сне я не исключал. Но вот вероятность проснуться во сне же, это было уже чересчур. Даже для меня.

            Зевнув, я потянулся было к дверной ручке, и тут автоматически сунул руку в карман брюк и... И вытащил из кармана ключи от комнаты.

- Вот вам и объективизация. - Усмехнулся я - Хотел комнату? Нате, получите и распишитесь.

Еще раз усмехнувшись, открыл дверь и перешагнул порог.

*****

            Противный лучик света резанул по глазам. Перевернувшись на бок, я натянул на себя одеяло. Вставать жутко не хотелось, но тут зазвонил будильник.

- Какого хрена!? - возмущенно пробубнил я, вылезая из-под одеяла. Не помню, чтобы я ставил будильник. Я вообще из вчерашнего мало чего помнил.

Зевнув, я потянулся так, что кости захрустели.

- Т-ты кто еще такой? - взволнованный голос мужской голос без капли интереса, но вот нотки испуга явно были.

- А? - я открыл-таки глаза.

И буквально остолбенел. С соседней кровати на меня смотрел паренек лет семнадцати с коротко стриженными взъерошенными черными волосами. Смотрел, не сводя с меня испуганных карих глаз. Аоно Цукуне, так звали этого паренька. Я хотел было что-то сказать, но не смог. Я был в ступоре. Понимаете ли, мир, который находится вокруг нас, отражается в нашем сознании и становится объектом ума. И когда в реальном мире рушатся какие-нибудь устоявшиеся связи, то же самое происходит и в психике. При этом в замкнутом объеме вашего внутреннего «Я» высвобождается чудовищное количество психической энергии. Это как маленький атомный взрыв. Вот эта атомная бомба и рванула сейчас в моей голове. События вчерашнего дня потихоньку начали всплывать в памяти: автобус, разговор с водителем, пугало, вместо автобусной остановки. И теперь вот еще этот испуганный парень, смотрящий на меня. Все это было вполне реально. Выходит, водитель был прав, это все не сон. Потому как заснуть во сне вполне вероятно, но вот проснуться все в том же сне, абсолютно невозможно. Выходит...

-У меня поехала крыша. - Вздохнув, заключил я.

- Ты кто такой? - повторил вопрос Аоно.

- Кейтаро. - старый ник пришелся как нельзя кстати - Тебя то как звать?

- Аоно Цукуне. - Он немного успокоился.

- Человек? - поинтересовался я.

От этого вопроса парень просто вжался в стену.

- О-откуда т-ты уз-знал? - заикаясь, пролепетал он.

- Я просто спросил первое, что пришло в голову. - Пожал плечами я - А вот ты выдал себя с головой.

Цукуне испуганно озирался по сторонам.

- Если ты сбежать надумал, то мы на пятом этаже. – Я развел руками - А в коридоре наверняка толпа каких-нибудь страхолюдин.

Парень только шумно вздохнул в ответ.

- И чего ты так боишься?

- Н-но они же все монстры. - Прошептал он.

- Ну и что?

- Как что? - недоумение победило испуг - Монстры, чудовища! Я думал, ими только детишек пугают, а они реально существуют!

- И? - я скрестил руки на груди - Это причина для страха?

- Но они же людей едят. - Выдал последний довод парень.

- А ты взгляни на проблему с другой стороны: люди охотятся и убивают таких как они.

- И правильно делают! Они же на нас нападают.

- Ты снова смотришь на вопрос однобоко. - Вздохнул я - Люди охотятся на монстров, потому что боятся. А боятся, потому что их не понимают. Так уж получилось, что все неизвестное пугает людей. - Вздохнул я - Не удивительно, что монстры, чтобы выжить будут сопротивляться.

- Говоришь так, будто они поступают правильно, а мы нет. - Цукуне окончательно успокоился, от страха не осталось и следа.

- Никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого. - Пожал плечами я - Я не поддерживаю ни тех, ни других.

- Но я все равно считаю ,что люди правы, когда охотятся на нечисть.

- Это потому, что ты человек.

- Уж лучше мы их, чем они нас. - Развел руками Цукуне - Все-таки это меньшее зло.

- Из двух зол выбирай меньшее. - Усмехнулся я - Вот только как ни крути, но зло всегда остается злом. Маленьким ли, большим ли.

Повисло напряженное молчание.

- И все-таки ты боишься. - Сказал, наконец, я - И вовсе не монстров.

- Если они узнают, что я человек, то...

- Разве тебе не говорили, что человек не сможет пройти сквозь барьер?

- Что-то такое было. - Парень кивнул.

- Ну вот. - Улыбнулся я - Создав себе такое условие и веря в него, они уже отсекают любую возможность подозревать кого-то. Ведь если предположить, что человек все-таки проник за барьер, то все устои и правила школы рухнут. А тут не избежать беспорядков. А это значит...

- Что директор и учителя не позволят этому случиться. - Закончил за меня Цукуне.

- Вот и решение твоей проблемы. - Я хлопнул в ладоши - А теперь пора собираться, а то опоздаем.

            Как ни странно, но Аоно увязался вслед за мной и теперь мы брели по направлению к академии, величественному зданию в старом готическом стиле, которое больше походило на собор, а не на школу. Только вот соборов и церквей здесь быть не могло по определению.

- Что-то я волнуюсь. - Пробормотал он, нервно теребя галстук.

- Оглянись вокруг. - Я широким жестом руки обвел толпу спешащих на занятия школьников - Как ни посмотри, но все выглядят вполне себе как люди.

- Но...

- Люди судят о других, исходя из стереотипов и субъективного впечатления. - устало вздохнул я - Именно поэтому первое появление и представление так важно. Один неверный шаг и станешь изгоем навсегда.

- Да я и не против. - буркнул Аоно.

- Будешь изгоем, станет одним поводом для подозрений больше.

- Но ты же сам сказал, что они не станут подозревать меня.

- В том что ты человек, не станут. - кивнул я - Но если ты отделишься от всех, то у всех будет два варианта. Первый, либо ты силен настолько, что на других тебе плевать. Второй, ты просто слабак и ничтожество. В первом случае ты станешь целью для тех, кто захочет показать себя. Во втором, тебя просто будут пинать все, кому не лень. - развел руками я - В обоих случаях всплывет то, что ты простой человек. И я, кстати, тоже.

- Что!? - Цукуне вытаращил на меня глаза - Сам же сказал, что человек не в состоянии пройти сквозь барьер!

- Во-первых, это не я тебе сказал. А во-вторых, будешь и дальше так орать, то попадем вдвоем.

2

            На уроках было скучно до безобразия. Сами посудите: пусть я, и выглядел на семнадцать лет, но мне по прежнему было тридцать. И вот уж тридцатилетнему мужику совершенно неинтересен был курс старшей школы. Разумеется, желание вовсе не идти на уроки у меня было, но раз уж я решил просто «плыть по течению», то надо было соответствовать канону. Вот я и смотрел в окно, раздумывая над сложившейся ситуацией. Если это не было сном, в чем я уже успел убедиться, то все вокруг есть плод объективизации. Кто-то достаточно способный для того, чтобы воплотить в жизнь свои фантазии сделал все это. Себя я в расчет не брал, потому что прекрасно знал, на что способен. Переключить светофор с красного на зеленый или переключать треки на плеере это мелочи. Любой в принципе может это делать. Но вот создать целый мир из ничего… На это только Бог способен. И уж я никак на Бога не походил.

            С этим моментом разобрались. Но вот тут возникали еще вопросы. Допустим, кто-то действительно создал этот мир из бушующего хаоса субъективной реальности. Придал ему форму, население, логику и правила. Допустим. Но как же он навязал мне свое видение этого мира? Можно было сослаться на то, что это известный многим, знакомым с мангой и аниме, мир. Вполне пригодное для меня объяснение. Но оно никак не объясняет того, почему я все это вижу? И почему все это для меня тоже реально. Тут моет показаться, что с нашим обычным миром тоже могут возникнуть подобные вопросы. Но мы рождаемся, растем и умираем в нашем мире, да и каждый смотрит на него по своему, поэтому совершенно не обязательно навязывать нам его. Мы имеем счастье лицезреть его с самого рождения и сформировываем свое собственное представление о нем. С этим же местом все было наоборот: я просто попал сюда ни с того ни с сего. Вот в этом то и была проблема. Я окинул класс взглядом. Никто из школьников явно не подходил на роль «творца». Кто же тогда? Учителя? Быстрый взгляд на доску, у которой крутилась невысокая бойкая девушка в элегантных очках. Не, учителя тоже явно не подходят. Ректор? Да, уж он то точно мог сделать нечто подобное, но и он является частью этого мира… Выходит, это должен быть кто-то, кого здесь быть вовсе не должно. И на эту роль подходил только я.

- Это что же получается… - пробормотал я себе под нос – Я и есть великий творец? – бред какой, я даже хохотнул.

«Это место так влияет на людей», вспомнил я слова водителя автобуса, «Раскрывает скрытый потенциал, скажем так».

Хорошо, а если попробовать? Сперва надо что-нибудь попроще, как со светофором. Я устало вздохнул.

- Первая парта в третьем ряду. – Пробормотал я – уронит ластик.

И не успел я договорить, как парень, сидевший за обозначенной партой, действительно уронил ластик. Но это показателем не было, тут можно было сослаться на случайность.

- За ним третья, вторая и пятая парты тоже роняют ластики. – Вздохнул я.

И как по волшебству резинки посыпались на пол именно в такой последовательности, которую я назвал. Вот это уже больше похоже на правду. Только что-то получалось слишком уж легко. Слишком.

- Некономе-сенсей споткнется и упадет. – Я посмотрел на доску.

Учительница тут же запуталась в собственных ногах и смешно растянулась на полу.

- Звонок. – Усмехнулся я.

И в то же мгновенье прозвенел звонок. За двадцать минут до срока. И, как это было ни странно, никто не придал этому значения. Все, включая учителя, отреагировали так, словно звонок прозвенел вовремя. Это что же получается я и поменял не только реальность, но и их восприятие? Это уже слишком хорошо, чтобы быть правдой.

- Слишком хорошо. – Подхватив сумку, я вышел из класса.

            Свалив таким хитрым способом с уроков, я отправился прямиком на крышу. Разумеется, эта часть школы в недосягаемости для учеников и ключи есть только у уборщика да директора. Но для меня это было не проблемой. Дверь оказалась открытой, и кто знает, может быть ее просто забыли закрыть. Усевшись на нагретую солнцем крышу и привалившись спиной к ограждению, я устремил свой взор на чистое голубое небо и бегущие по нему белоснежные облачка. Такая безмятежная пасторальная картинка, что просто слов нет.

- Неужели это все я? – спросил я у неба.

Проведенный в классе эксперимент говорил о том, что это вероятно. Даже не вероятно, так и есть. Этот мир появился с моей легкой подачи. Только вот не помню, чтобы я хотел это делать. Значит бессознательно? Тоже верилось с трудом.

- Ну и хрен с ним. – Заключил я.

Нет смысла ломать голову. Зачем задавать вопросы, ответов на которые все равно не получишь? Правильно, совершенно не зачем. Вот на этом и сойдемся. Я кивнул сам себе.

- Ты здесь. – С тихим скрипом дверь приоткрылась, и на крышу вышел Цукуне – Как ты сюда попал? Я думал, дверь всегда закрыта.

- Видать забыли закрыть. – Пожал плечами я.

- Но если нас здесь найдут…

- Ты всегда такой?

- Какой?

- Слишком правильный. – Вздохнул я – Будешь постоянно следовать правилам, проживешь скучную жизнь.

- На то они и правила, чтобы им следовать. – Парень пожал плечами.

- Правила созданы для того, чтобы их нарушать. – Усмехнулся я – Зачем меня-то искал?

Меня совершенно не волновало, как он меня нашел. Видимо просто шел за мной от класса и все. Это объяснение меня вполне устраивало. Весь вопрос был в том, на кой хрен он вот так за мной следил?

- Поговорить хотел. – Аоно уселся на крышу рядом со мной.

- О чем?

- Ну, понимаешь… - парень замялся – Есть одна девушка…

- Скажу сразу: в любви я тебе не помощник. – Я развел руками – Это не мое.

- Я просто посоветоваться хотел и все.

- Тогда говори.

- В общем, мы с ней в одном классе и…

- Ты на нее запал. – Закончил я за него – Прекрасно, я тут при чем?

- Она вампир.

- Вполне нормально, учитывая то, где мы находимся. - Понятно было о ком он говорит – Дальше что?

- Сам же знаешь. Она мне нравится…

- Помнится утром кто-то дрожал, забившись в угол, и рвался охотиться на чудовищ. – Усмехнулся я.

Парень промолчал.

- И что же теперь?

- Я ее обманул. Я весь класс обманул. – Вздохнул он – Я не сказал им, что я человек.

- Ложь во спасение, правде равносильна. – развел руками я – Думаю, что в твоем случае этот так и есть.

- Хрен с ним с классом, я ее обманул.

- Нет ничего плохого во лжи. – Вздохнул я – Нет ничего страшного в том, чтобы притвориться, будто ты ничего не знаешь или скрыть что-то от других. А уж с учетом того, что ты свою задницу спасал, то тут это скорее было необходимостью. – Цукуне неуверенно кивнул – Это все?

- Не знаю. – Он пожал плечами.

- Ну раз так, – встав, я отряхнул брюки – Тогда я пошел.

- Стой! – он схватил меня за руку – Я не понимаю, что я чувствую…

- Как доказать то, что ты чувствуешь, даже если это сильное чувство?

Аоно ничего не ответил.

- Никак. – Развел руками я – И еще один момент. Любовь прекрасной женщины – это на самом деле всегда снисхождение. – Вздохнул я - Потому что быть достойным такой любви просто нельзя. Бывай. – Махнув ему рукой, я направился к выходу.

*****

            - Молодой человек, думаю, вы уже все поняли. – Очки водителя сверкнули в свете заходящего солнца.

Я застал его, когда вернулся в свою комнату в общежитии. Это меня ничуть не удивило.

- Более-менее. – Пожав плечами, я сел на стул напротив него.

- В этом мире вы можете делать абсолютно все. – Он хлопнул в ладоши – Любое ваше желание исполнится. Любая мечта станет явью.

- Мечты всегда сбываются иначе, чем мы ожидаем. – Я скрестил руки на груди.

- Как бы то ни было, у вас, молодой человек, безграничная власть. А вы тратите ее на эксперименты с ластиками. – Он наклонился ближе ко мне – Почему же вы ничего не делаете?

- Думаю, Господь Бог, будь он на моем месте, поступил бы точно так же. – Усмехнулся я - Только дураки абсолютно уверены в том, что все будет так, как им того хочется.

- Вы определено нравитесь мне все больше и больше! – он рассмеялся – Тогда позвольте мне откланяться. – Он встал со стула – Думаю, мы еще не раз с вами побеседуем.

- Я всегда рад хорошей беседе и приятному собеседнику. – Я тоже встал со стула.

- Тогда до скорых встреч. – Кивнув, он вышел из комнаты.

Что ж, дела начинали приобретать интересный оборот. Выходит теперь я Бог этого мира? И что же Бог сделал на моем месте? Точно, просто оставил бы все как есть и «плыл по течению».

- Именно так. – Я кивнул сам себе и растянулся на кровати – Именно так.


Глава 2.

1

«Проявлением наибольшего милосердия в нашем мире является, на мой взгляд, неспособность человеческого разума связать воедино все, что этот мир в себя включает», как сказал когда-то один хороший писатель. И тут я с ним совершенно согласен. Ибо в голове моей никак не хотело укладываться то, в каком положении я сейчас оказался. С возрастом люди становятся скептиками и циниками, с трудом принимая все новое. И я явно не исключение. Будь я семнадцатилетним подростком, то осознание того, какими силами я сейчас обладал, принесло бы мне неподдельную радость. Но я же лежал на кровати и, глядя в потолок, думал о том, что хорошего может принести безграничная власть. Как говорится, чем больше сила – тем больше и ответственность. Мне же такая ответственность вовсе была не нужна.

Я повернулся на бок. Семь утра. Вставать еще рано, да и никакого желания не было. Мне просто хотелось валяться на кровати и ничего не делать. Совсем ничего. Мысль о том, Что любое мое действие может необратимо повлиять на мир вокруг не давала покоя. Как бы мне того не хотелось, но сейчас, в данный момент, этот мир был моей реальностью. Странно, что хотя меня и посещала мысль о том, чтобы найти способ вернуться домой, желания делать это совершенно не было. Странно… Выходит, тот «реальный» мир вовсе не был для меня таким уж ценным. По сути, если немного подумать над этим, то там не осталось ничего, что удерживало меня. Друзья? Да ну, люди, которые не могут дружить, не унизив кого-то из своей компании, и не друзья вовсе. А половина из них так и вообще вспоминала про меня только лишь тогда, когда им от меня что-то было нужно. Семья? Я, можно сказать, сирота. И единственным членом моей семьи был кот. Да уж… Макса было жалко. Но ничего, этот котяра не пропадет. Я снова перевернулся на спину и уставился в потолок. Вот и получалось, что ничто не держало меня в том, «реальном» мире. И возвращаться туда было не за чем. Я усмехнулся. Знаете, Я думаю, у каждого или у каждой есть что-то вроде «навозной лопаты», которой в моменты стрессов и неприятностей вы начинаете копаться в себе, в своих мыслях и чувствах. Вот именно этим я сейчас и занимался. Копался в себе. Это и есть самый большой недостаток взрослых людей.Пока идиоты взрослые заняты самокопанием поиском хоть какой-то истины в происходящем и переустройством своего выдуманного мира, дети продолжают жить в реальности: среди снежных гор и солнечного света, на черных зеркалах замерзших водоемов и в мистической тишине заснеженных ночных дворов. Поэтому всем нам нужно избавиться от этой «навозной лопаты». Сожгите её, выбросите прочь. Иначе вырытая вами яма достигнет глубин подсознания, и тогда по ночам из неё будут выходить мертвецы. А это, согласитесь, мало кому нужно. У всех есть скелеты в шкафу, но мало кто хочет доставать их на свет.

Я устало вздохнул и тут зазвенел будильник. Цукуне недовольно заерзал на кровати и, что-то пробормотав, нащупал будильник. Щелкнув кнопкой, выключая великое изобретение человечества, парень сильнее закутался в одеяло и снова засопел. Вот он поистине счастливый человек, который еще слишком молод, чтобы задумываться над тем, что происходит вокруг него. Безусловно, Аоно время от времени наверняка задавался вопросом, почему с ним происходит то или иное. Но в виду отсутствия или же недостатка жизненного опыта раздумья эти были краткосрочны и вряд ли оставляли в его памяти яркий след. Я зевнул и сел на кровати.

- Вставайте, Граф, - я кинулся в Цукуне тапком – Вас ждут великие дела!

Аоно снова что-то недовольно пробормотал в ответ и выполз из-под одеяла. Да уж, помятое лицо парня со следами от подушки на щеке никак не хотело походить на лицо счастливого человека. Я даже хохотнул.

- Сколько время? – сонно пробормотал он.

- Половина восьмого. – Кинув взгляд на часы, ответил я – Пора вставать.

Вскочив с кровати как ошпаренный, Цукуне с невероятной скоростью натянул брюки и рубаху.

- Что ж ты раньше молчал!?

- Спал. – Тут же соврал я. Не зачем было распространяться о копаниях в себе.

Аоно ничего не ответил. Схватив со стула пиджак и подхватив сумку, парень выскочил было из комнаты, но задержался на пороге.

- Ты идешь? – поинтересовался он у меня.

- Сегодня я позволю себе забить на занятия и подышать свежим воздухом. – Пожав плечами, ответил я.

Аоно только покачал головой и вышел из комнаты. Я же снова растянулся на кровати и уставился в потолок.

*****

            К обеду я все-таки заставил себя встать с кровати и выйти на улицу. От ничего не деланья явно ничего не изменится. Да и вообще, вряд ли я был в силах хоть что-то изменить. И вот вам простая и смешная истина: я, тот, кто мог перевернуть весь этот мир с ног на голову всего лишь одним своим желанием, совершенно ничего не мог сделать для того, чтобы избавится от этой силы. Силы, которую я и не просил вовсе. Не просил, но получил. Я устало вздохнул.

            Обогнув главное здание школы, я целенаправленно направился к торговым автоматам. Купить сок или чай, развалиться на скамейке, коих вокруг было достаточно много, и просто сидеть, не о чем не думая. Хотя, когда начинаешь замечать полное отсутствие мыслей в своей голове, это само по себе уже является мыслью о том, что мыслей нет. Выходит, что полное отсутствие чего либо, будь то мысли или же что-то другое, совершенно невозможно. Потому что полное отсутствие чего-либо доказать невозможно. Или можно было сказать, что оно равнозначно небытию…

Почесав затылок, я полез в карман за кошельком и, подойдя к автомату, стал старательно изучать предлагаемый выбор. Сок нескольких сортов, чай и кофе. Вот и все. Разумеется, я не ожидал увидеть в школьном торговом автомате пива. Но осознание сего факта ничуть не уменьшало желания выпить именно пива. Оно даже усиливало его. Как говорится, запретный плод сладок. Так уж мы устроены, всегда хотим то, чего получить не можем. Дети всегда требуют, чтобы им купили дорогую игрушку. Но стоит доброй маме или доброму папе купить ее, как у ребенка тут же пропадает к ней всякий интерес. Вот вам и еще одна суровая правда жизни: никто не мечтает о достижимом, все грезят тем, чего получить не могут. Именно это, вероятно, и подстегивает людей совершать безумные поступки в достижении соей мечты.

Кинув монетку в автомат и нажав на кнопку, я выудил из него банку с черным кофе. К счастью, или нет, я был реалистом. Знаете такую штуку со стаканом? Одни говорят, что стакан на половину пуст, другие, что на половину полон. Первые – явные пессимисты. Вторые – оптимисты. Но есть еще и третьи, которые видят просто воду, налитую в стакан. Это именно реалисты. Вот и я был таким же. Я не верил в светлое будущее. Вся жизнь, существует один миг. Вот именно тот, который происходит сейчас. Поэтому я старался не забивать себе голову ничем, что никак не было связанно с настоящим.

Усевшись на скамейку, я открыл банку и, хотел было сделать глоток, но тут мой чуткий слух уловил женский крик. И кричали явно не шутки ради. Вздохнув, я встал со скамейки, с тоской посмотрел на чистое голубое небо, и хотел было пойти в сторону общежития, но ноги сами понесли меня в ту сторону, откуда раздавались крики.

2

            Стараясь не думать о том, что я вот уже в который раз совершаю глупость, я вышел к крытому переходу, соединявшему главное здание школы и спортзал. И стал свидетелем не особо приятной глазу картины. Высокий крепкий парень, прижав к стене миловидную девушку, старательно пытался засунуть ей руки под юбку. Этих двоих я тоже прекрасно знал. Комия Сайзо, так кажется, звали парня, местный хулиган. Ну, ему по жизни положено быть мудаком и ублюдком. Орк, все-таки. Миловидную девушку с длинными волосами земляничного цвета, звали Акасия Мока. Вампир и предмет воздыханий Цукуне. И вот еще один парадокс: вампир, сильнейший из всех монстров в этом мире, не мог отвязаться от орка.

            Я допил кофе и устало вздохнул. Вмешиваться не хотелось. Не то, чтобы я боялся этого орка. Страх всегда притягивает именно то, чего ты боишься. А если ты ничего не боишься,

ты становишься невидим. Поэтому лучшая маскировка – это безразличие. Если ты по-настоящему безразличен, никто из тех, кто может причинить тебе зло, про тебя просто не вспомнит и не подумает. К сожалению, в моем случае, это правило не распространялось на подобные случаи. Видать такой уж я человек, что просто не могу пройти мимо девушки в беде. Героизм — это добрая воля к абсолютной само погибели. Но уж тут я ничего не мог с собой поделать.

            Сайзо, меж тем, уже успел запустить свою лапу девушке под юбку и теперь со сладострастной рожей лапал ее грудь. Еще раз, глубоко вздохнув, я швырнул в него пустую банку. Жестянка пару раз кувыркнулась в воздухе, и угодила прямо в стриженый затылок орка.

- Что за херня? – рыча, он развернулся ко мне – Ты еще кто такой?

- Да так, - я развел руками – Просто мимо проходил. Хотел вот банку выбросить, а тут ты как раз кстати пришелся.

Орк заскрипел зубами и пошел на меня. Да, он был на голову выше и выглядел гораздо крепче, чем я. Сайзо явно пришел к выводу, что с легкость завяжет меня узлом. Ведь моя скромная персона выглядела совершенно безобидно. И вот в этой оценке силы и была его ошибка. Неверно, что выживает тот, кто сильнее физически. Мышь, загнанная в угол, может загрызть кота. Бывает, что слабый человек может поднять автомобиль, если под колесами лежит его жена. Но орк, в силу своего происхождения, не думал о таких вещах. Хотя, это правило в виду сложившихся обстоятельств на меня тоже не совсем действовало. Да, будь я обычным человеком, как Цукуне, меня ждал бы очевидный исход. «Не начинай драки, в которой не сможешь победить», одно из моих правил. И именно поэтому, я ввязался в эту.

            «Хук правой, мимо», устало подумал я. Кулак орка просвистел в сантиметре от моего лица. Я не пытался уклоняться, даже вида не делал.

«Хук левой, мимо», все так же устало подумал я.

Кулак Сайзо снова пролетел мимо цели. Орк с недоумением продолжал наносить удары, которые проходили мимо цели. А мне начинал надоедать этот спектакль.

«Прямой в челюсть», вздохнул я.

Сайзо тут же, как по команде нанес удар. Я же, все так же лениво, нырнул ему по руку и, вытащив руку из кармана, ударил орка в живот. Бедного парня согнуло пополам и даже немного подбросило в воздух. Упав на колени Сайзо начал жадно хватать ртом воздух. Еще секунда и орка вырвало. Кажется, я немного перестарался с увеличением силы удара. Хотя, всегда хотел это сделать.

- А как все хорошо начиналось… - вздохнул я, подобрал валяющуюся на земле банку и направился к урне.

- Спасибо. – Окликнула меня Мока.

- Да ничего. – Я кинул банку в мусорку – Говорю же, банку выбросить хотел.

*****

            Всякое действие влечет за собой равное по силе противодействие. И этот закон распространяется не только на физику. В жизни все так же: любое ваше действие приводит к неизбежным последствиям. И тут вся фишка в том, что никто не знает к каким. Ты не узнаешь, что произойдет в результате твоих действий, пока ничего не сделаешь. Видимо отсюда и берутся такие нерешительные люди, которые зацикливаются на мысли о том, что их действия могут привести к непредвиденным последствиям. Но в жизни есть три выхода: ты можешь принять решение что-то сделать, ты можешь принять решение ничего не делать. А можешь решить не принимать никакого решения вовсе. В последнем случае ничего не жди, выбор не принимать решения – выбор труса и дурака. Я же себя ни тем, ни к другим не относил. Поэтому никогда не жалел о содеянном и всегда принимал последствия своих действий. Всегда, но только не в этом случае…

            Я, как и всегда, сидел на крыше. Последнее время уборщик стал частенько забывать закрывать дверь. Сидел и созерцал чистое лазурное небо и безмятежно бегущие по нему облачка, даже в какой-то мере завидуя им. Такая милая пасторальная картина. И все было ничего, но…

- Я так не поблагодарила тебя за тот раз. – Передо мной стояла Акасия Мока.

Девушка смотрела на меня восхищенными зелеными глазами.

- Я же сказал, что не стоит. – Вздохнул я.

- Но… - она замялась – Все равно, спасибо. – И тут она торжественно протянула мне сверток.

И ежу было понятно, что это была мечта любого школьника: приготовленная прекрасной девушкой коробка с завтраком. Только вот что-то мне это все радости не приносило вовсе… Может быть возраст сказывался?

- Вот… - Мока продолжала стоять, переминаясь с ноги на ногу, и протягивать мне сверток.

А может быть хватит зацикливаться на всякой ерунде? Я усмехнулся.

- Спасибо. – Кивнул я, беря сверток – С удовольствием попробую.

Развернув его, я открыл коробочку. Да уж, я и сам готовлю неплохо, но от увиденного кулинарного шедевра где-то в глубине шевельнулся противный червячок зависти.

- Выглядит просто замечательно! – я достал палочки – И на вкус наверняка просто восхитительно.

Если вы не в состоянии объяснить собственные поступки, это ещё не так страшно — ведь поступки эти вы уже совершили. Но ведь должны быть хоть какие-то веские причины, чтобы не совершать поступок? Наверняка такие причины были. Но мен сейчас было все равно, я просто ел и расхваливал бэнто. А передо мной краснея и смущаясь стояла первая красавица Академии Ёкай. И где-то в глубине души мне было жалко Цукуне, но я не думал об этом.


Глава 3.

1

How much is real

So much to question

An epidemic of the mannequins

Contaminating everything

And if that came from the heart

It never did, right from the start

Just listen to the noises (Now I'm more, instead of voices)

Да уж, телефон и плеер – вот еще два примера величия человеческой мысли. Хотя, не будь изначально музыки, то и эти приспособления теряли бы всякий смысл. Я покрутил в руках банку с кофе. Ерунда, конечно, полная. Но за неимением лучшего приходилось довольствоваться тем, что есть. Я сделал глоток.

Cause' I'm looking at you through the glass

Don't know how much time has past

All I know is that it feels like forever

And no one ever tells you

That forever feels like home

Sitting all alone inside your head

Уже несколько дней прошло после той стычки с Сайзо. И вот уже несколько дней Мока не дает мне прохода. Девушка постоянно таскала мне завтраки, поджидала после уроков и буквально преследовала меня до общежития. В чем причина такой одержимости я никак не мог понять. Все, что я сделал, так это помог ей избавиться от пристающего к ней парня. И все. Не может же быть, чтобы этого было достаточно для такой влюбленности?

            Я сделал еще один глоток и потряс опустевшей банкой. Да уж, вот теперь я первый раз пожалел о содеянном. Может быть, лет десять назад мне и импонировало то, что за мной бегает первая школьная красавица, но сейчас это не приносило ничего, кроме излишних проблем. Сами посудите: да меня постоянно и вкусно кормили, но вместе с тем вся мужская половина школы просто возненавидела меня. Даже Цукуне, единственный человек в этом месте, и тот перестал со мной общаться. Я же делал то, что у меня всегда получалось лучше всего. Я стал полностью безразличным. Невидимым. Только вот не для нее…

- Молодой человек, я вам не помешаю? – ко мне подошел старый знакомый, водитель автобуса, и на этот раз под мышкой он держал шахматы.

- Нет. – Выключив телефон, я достал из ушей наушники – Даже наоборот.

- Тогда, может быть, сыграем? – улыбаясь, он показал мне шахматы.

- Что ж, неплохая разминка для начала дня. – Усмехнулся я.

Кивнув, он уселся на скамейку и принялся расставлять шахматы.

- Какие предпочитаете? Черные или белые?

- А разве между ними есть хоть какая-то разница? – поинтересовался я.

- Ничем не доказано, но почему-то белые фигуры считаются доблестной армией, - развел он руками, ставя на доску белые пешки – а вот черные, наоборот.

- Интересное предположение. – Усмехнулся я – Но для меня они абсолютно равны.

Водитель вопросительно посмотрел на меня.

- Сами посудите, если взглянуть на конфликт с разных сторон, невозможно определить кто прав, а кто виноват. – Развел я руками – Обе стороны в войне бьются за свои идеалы и убеждения. Обе стороны равны. А праведных войн не бывает. Какими бы красивыми словами вы не оправдывали убийство, оно им и останется.

- Я понял вашу точку зрения. – Водитель кивнул – Знаете, мне еще не попадались такие, как вы.

- О, значит, были и другие?

- Были. – он кивнул – Начнем, если вы не возражаете?

Я только кивнул в знак согласия. Водитель тут же сделал первый ход.

- Получается, я не первый «счастливчик» которого вы втянули в эту историю?

- Получается так. – Он кивнул – Но другие совершенно были на вас не похожи. Вы довольно необычный человек. – Он посмотрел на меня – В хорошем смысле этого слова.

- Вы мне льстите. – Усмехнулся я, сделав свой ход.

- Король?

- Если уж король не поведет свою армию в бой, тогда кто? – я скрестил руки на груди.

Водитель только усмехнулся.

- И, о чем вы хотели поговорить? – поинтересовался я.

- Я думал, что это вы хотите со мной поговорить.

Я на мгновенье задумался. А ведь он был прав. Меня интересовала перемена в поведении Моки, только вот лично с ним я это обсуждать не собирался. Выходит, я снова объективировал свои желания. Да уж, впредь надо быть осторожным.

- Знаете, меня интересуют перемены в поведении одной очень уж красивой девушки. – я сделал ход – А именно в ее отношении ко мне.

- Красивой, говорите?

- Именно. – Я кивнул.

- А что такое красота? – спросил он задумчиво?

- Что?

- Красота. – Повторил он – Что это, по-вашему?

- Ну как, - сказал я. - Красота - это совершеннейшая объективация воли на высшей ступени её

познаваемости.

Водитель только рассмеялся.

- Я так и знал, что вы ответите именно так! – сквозь смех проговорил он – Как я и думал, вы идеально подходите.

- Вы так и не ответили на мой вопрос.

- Вы сами на него ответили. – развел он руками.

Я на секунду задумался. Выходит, что подобное отношение ко мне я сам навязал? Стоп! Что-то не помню, чтобы желал такого. Да, может когда-то давно меня и привлекала эта девушка. Но только как вымышленный персонаж. Только вот загвоздка в том, что теперь весь этот мир никак не походил на вымышленный.

- Получается, что какая-то часть моего внутреннего «Я» подсознательно выдало вот такую вот объективацию? – спросил я, скорее сам у себя.

- Получается, что так.

- Шах и мат. – Вздохнул я, делая завершающий в этой партии ход.

Водитель только молча смотрел на шахматную доску.

- А может быть, я сошел с ума? – усмехнулся я – И просто лежу на больничной койке, нашпигованный какими-нибудь препаратами?

- Безумие? – он посмотрел на меня.

- Точно. – Я кивнул - Безумие — это нечто вроде самоубийства сознания. Некоторые же утверждают, что чтобы постичь смерть, надо просто представить ее как смерть сознания. – Развел руками я.

- И?

- Безумие – это как пуля, выпущенная в мозг. – Вздохнул я – Вот я и выпустил ее.

- Звучит здраво, для безумца.

- Здравомыслие не исключает безумия. – Пожал плечами я – И, увы, никто здесь не сможет доказать обратного.

- Вам приятнее думать, что вы лежите на кровати под психотропными препаратами, чем просто принять то, что все вокруг вас реально?

- Вот тут вы правы. – Вздохнул я – Уж лучше пусть все будет реальностью.

- Что ж, - он встал со скамейки – спасибо за еще одну интересную беседу.

- Вам спасибо. – Я тоже встал.

- И еще один вопрос, прежде чем я уйду. – Он кивнул на шахматы – Скажите, вы пользовались своей силой, чтобы выиграть?

- Нет, а с чего вы взяли?

- Все выглядело так, будто вы знали все ходы на перед.

- Знаете, - я скрестил руки на груди - существует такой уровень бессовестной хитрости, достигнув которого человек начинает просто предугадывать перемены ещё до того, как они произошли, и благодаря этому приспосабливается к ним значительно быстрее всех прочих.

- И что с того?

- Все значимые перемены в мире происходят исключительно благодаря этой группе наиболее

изощренных подлецов. – Вздохнул я - Потому что на самом деле они вовсе не предугадывают будущее, а формируют его.

- Вы все еще сводите все к вашей теории с объективизацией?

- Все, так или иначе, сводится к ней. – Пожал я плечами – Предугадав перемены, эти подлецы просто переползают туда, откуда, по их мнению, будет дуть ветер…

- И ветру не остается ничего иного, кроме как дуть в том направлении. – Закончил он за меня – Выходит, вы подлец и хитрец?

- Еще какой! – усмехнулся я.

- Что ж, еще раз спасибо. – Он кивнул я медленно побрел в сторону главного здания школы.

- А шахматы? – окликнул его я.

- Считайте их небольшим подарком. – Он махнул рукой и удалился.

Что ж, по крайней мере, теперь мне совершенно ясно, как поступить с моей проблемой. Странно, что я раньше об этом не подумал. Хотя нет, думал, конечно, только где-то далеко. Кто я такой, в конце концов, что бы вот так бессовестно влиять на человеческие жизни?

2

И снова я смотрел в потолок. Сон не шел вот хоть убей. После того разговора с моим новым знакомцем мир вокруг изменился. И только я заметил маленькие незримые перемены. Конечно, ведь я и был их причиной. Как бы я не хотел этого делать, но другого выхода у меня не было. Вот вам яркий пример самого непредсказуемого результата не совсем обдуманных действий. Никто не хочет понять, что своими поступками может кому-то навредить. И я, к сожалению, хоть и понимал эту простую истину, но все равно поступал наперекор. И делал все по-своему. Да уж, с возрастом люди совершенно не меняются. Мы не становимся лучше с годами. Мы все так же продолжаем отрывать мухам крылышки, как и в детстве. Просто с возрастом мы находим более хитрые оправдания нашим действиям.

Я перевернулся на бок, полежал секунду и перевернулся на другой. Все именно так, вот и я продолжал придумывать никому, кроме меня, не нужные оправдания. С одной стороны, я поступил правильно, придя на помощь несчастной девушке. Но кто я такой, чтобы утверждать, что так было лучше? Что ж, раньше я точно этого сказать не мог, зато теперь прекрасно видел результат. Что ж, немного переправив реальность, получилось избежать неприятных результатов. Главное, не взять это в привычку. А то начну постоянно уходить от ответственности подобным образом. Я вздохнул. И тут зазвенел будильник. Что ж, пришло время перезагрузки… Я закрыл глаза.

*****

            Я сидел в своем излюбленном месте и ждал. Ждал разговора, который должен был вот-вот начаться. И в подтверждении моих слов дверь чуть приоткрылась, и на крышу ступил Цукуне.

- Вот ты где. – Парень подошел ко мне – Я думал, крыша всегда закрыта.

- Видать сегодня уборщик забыл запереть замок. – Пожал плечами я – Зачем меня искал?

- Поговорить хотел.

-Да? И о чем же?

Разумеется, я знал, о чем он собирался со мной поговорить. Ведь именно это я и провернул. Откат мира в первоначальное состояние, в котором он пребывал в день моего появление. Откат и изменение некоторых фактов. Теперь у Сайзо просто не появится ни мысли, ни желания приставать к Моке. Элегантное решение всех последующих проблем: исключить возможность их возникновения. А раз уж мир перезагрузился, то ясное дело, что все события повторяются…

- Есть одна девушка…

- Красивая?

- Угу. – Аоно кивнул в ответ – Но есть одна проблема.

- И какая же?

- Она вампир.

- Не удивительно, учитывая специфику места. – усмехнулся я.

- Да, но вампиры же нападают на людей! – взвизгнул Цукуне.

А вот это уже было не по сценарию. Реакция и отношение Аоно резко изменились, по сравнению с прошлым разом. Видимо, даже я не всемогущ в этом мире. И изменение одного факта непременно приведет к небольшим изменениям всего остального…

- Вампиры они… Они же убивают людей. – не унимался парень – Мы же для них еда!

- И что, она накинулась на тебя при первой встрече?

- Нет, но… А вдруг она такая дружелюбная, только для того, чтобы высосать всю мою кровь?

- Успокойся ты. – Вздохнул я – Ты ж не сказал ей, что ты человек.

- Нет, конечно!

- И что ты от меня хочешь то?

- Помоги…

- И как ты себе это представляешь? Хочешь, чтобы я ей кол в сердце вбил?

- Господи упаси! – он замотал головой – Разумеется, нет!

- Так в чем вопрос?

- Я не знаю, как мне быть. – Успокоившись немного, он уселся рядом со мной.

- Давай-ка разберемся. – Еще раз вздохнул я – Есть некая девушка, довольно красивая и милая, так? – он кивнул – И вот вы с ней сегодня непринужденно так общались, так? – Аоно снова кивнул – А потом она сказала тебе, что она вампир.

- Да. – Он снова кивнул.

- И в чем проблема?

- Как ты не понимаешь!? – он вскочил на ноги – Как я могу сблизиться с тем, для кого люди лишь еда?

- Люди склонны видеть глупость и подлость буквально во всем, а если не видеть, то изобретать. – развел руками я – Ты просто вбил себе в голову, что все здесь чудовища и злодеи.

- Разве я не прав?

- Люди ничем не лучше. - Серьезно посмотрел на него – Если не хуже этих твоих монстров.

- Да ты что…

- И у нас есть тёмная сторона. – Вздохнул я – Мы даже хуже зверей. Мы убиваем без причины, разве не так? Какое животное будет убивать ради удовольствия?

Цукуне молчал.

- Мы сжигали людей на кострах во имя Господа. – Продолжал я – Устраивали кровопролитные войны, прикрываясь красивыми праведными речами. Мы уничтожаем самих себя; мы уничтожаем жизнь на этой планете; мы губим Землю. А затем одеваемся в рясы, и Господь непосредственно говорит с нами. И что же мы от него слышим в ответ? – Аоно продолжал молчать - Что мы должны быть умницами, иначе он нас накажет. И что же в итоге? Ничего. Ничего не меняется. Все боятся кары Божьей, но все равно продолжают делать то, что делали до этого.

- Но… - попытался было вставить слова Цукуне.

- Я вообще уже стал сомневаться в том, что есть что-то новое под солнцем. – Я встал и отряхнул брюки - Иногда только глянец на поверхности вещей меняется, вот и все. Что делается, то и делалось прежде… и прежде… и прежде. Замкнутый круг.

- Но они же…

- Ты вбил себе в голову эту мысль и хватаешься за нее как за спасательный круг. – Вздохнул я – Посмотри на мир с их стороны: люди веками убивали и преследовали их лишь за то, что они пытались выжит. Разве желание жить является смертным грехом?

Он покачал головой.

- Вот и забей на всю эту чушь. – Махнул я рукой – Иди и поговори с ней. Подружись, я не знаю, влюбись в нее или что вы там обычно делаете. И забудь про то, что она вампир.

- А вдруг…

- Что? Накинется на тебя и начнет пить кровь? – усмехнулся я – Тогда ты умрешь в объятиях красавицы. Как ни посмотри, а кругом одни плюсы.

- Не очень приятная перспектива. – Выдавил он.

- Жизнь человека длится лишь одно мгновенье, поэтому живи и делай, что хочешь. – Я хлопнул его по плечу – Будь мужиком, в конце концов! Все мы умрем рано или поздно. Важно лишь то, как мы это сделаем.

- Спасибо, я думаю. – Промямлил он.

- Да не за что. – Я еще раз хлопнул его по плечу и направился к выходу.

            Никогда не замечали такой странности? Если вопрос стоит в том, чтобы помочь кому-либо жизненным советом, то всегда легко рассказать, как жить и что делать дальше. Да что там говорить, ты даже готов сам показать ему, куда плыть в этом мире. Но когда дело доходит до тебя самого, ты либо сидишь на месте, либо плывешь в совершенно противоположную сторону. Вот именно этим я сейчас и занимался. Сидел на месте, собираясь плыть совершенно не туда, куда было нужно. И пора было с этим что-то делать.


Глава 4.

1

И снова я сидел за своей партой и смотрел в окно. Идти на занятия смысла никакого не было. Но и просто видеть в комнате или шататься по округе тоже уже надоело. Так что сегодня я решил почтить своим присутствием эту замечательную школу. И вот теперь под монотонную лекцию учителя смотрел в окно и думал о том, что же делать дальше.

Если взять навскидку, то с момента моего попадания сюда ничего значимого не происходило. Обычная школьная жизнь. А если я правильно помню, то у Цукуне все было наоборот. Ах да, он же так и не снял крестик с Моки. Разумеется, ведь в прошлый раз я вмешался и помешал Сайзо. В этом же варианте реальности я исключил саму возможность такого развития событий. Выходит, что Аоно и Акасия так и не сблизятся? И крестик он с нее не снимет? Я удрученно вздохнул. Эта «внешняя» Мока не особо-то мне и нравилась. Нет, конечно, увлеченность ею других парней можно было понять. Миловидное личико, зеленые глаза вкупе со слегка застенчивым характером заслуженно делали ее одной из самых популярных девушек в школе. Только вот меня куда больше интересовала ее вторая половина…

Вздохнув, я закрыл глаза. Звонок. По школе пронесся пронзительный звук звонка, оповещающего о конце занятий. Все-таки иногда бывает удобно иметь такую способность к объективации. Я улыбнулся. И тут кто-то сильно дернул меня за плечо. Открыв глаза, я повернулся.

- Слышь, новичок! – возле меня стоял ни кто иной, как Комия Сайзо – Разговор к тебе есть.

- Ну так говори. – Устало вздохнул я.

- Что-то от тебя человеком несет за версту. – Он прищурился – Сильно так несет.

Выходит, что у него на роду написано доставать других. К Моке он теперь приставать не может, вот и решил прицепиться к новеньким. Настораживали только две вещи. Во-первых, Сайзо должен был быть в одном классе с Цукуне и Мокой. И второе: доставать он должен был Аоно.

- Маскировка. – Вздохнул я и снова отвернулся к окну.

- Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю! - он рывком развернул меня к себе.

- Еще что-нибудь? - Спокойно спросил я.

Я вообще не конфликтный человек. Драться не особо люблю, да и возраст уже не тот. Да и как умные люди говорят: "Лучший бой, это тот, которого не было".

- Не нравишься ты мне. - Прорычал Сайзо.

- Что ж, - я усмехнулся – ты мне тоже не нравишься, так что это у нас взаимно.

Скрипнув зубами, Комия схватил меня за грудки и рывком поднял со стула.

- Я бы не твоем месте успокоился. – Все так же спокойно проговорил я – Я думаю, никому из нас не нужны неприятности с Дисциплинарным Комитетом. Да и показывать свой истинный облик правилами запрещено. Уж тем более посреди класса.

- Живи пока. – Прорычал он и отпустил меня.

- Вот и хорошо. – Поправив рубашку, я вышел из класса.

            Эта небольшая «неприятность» в классе внесла хоть какое-то разнообразие в обыденность последних дней. Ну, если не считать необычным перезапуск мира. Выйдя из школы я, глядя себе под ноги, брел туда, куда меня эти самые ноги и несли. Скучно. Даже очень. Не сказать, что моя прежняя жизнь была такой насыщенной и интересной, нет. Просто я привык к работе, привык к ежедневной рутине. Привык к обыденности. Люди привыкают практически ко всему. Полагаю, это главный закон нашей жизни. И, конечно же, главный кошмар. Да, я привык или скорее приспособился. Но когда я оказался здесь, надежда на то, что случится что-то необычное, поселилась где-то в глубине. Однако ничего не случилось. Разумеется, я мог сам сотворить что-нибудь эдакое, благодаря моим новым силам. Но я не хотел. Не хотел ничего делать. А просто сидел и ждал, словно ребенок, который ждет, что конфетки сами придут к нему в руки. Да, я знал, что просто так ничего в этой жизни не происходит. Но все-таки хотелось верить, что рано или поздно это все-таки случится. Признайтесь, все ждут чуда. В той или иной степени. Да и не хотелось мне самому быть причиной каких-нибудь необычных событий. Как говорил Кён, самый сильный объективатор как по мне, уж лучше постоять в стороне в качестве зрителя. Ну или побыть на подхвате. Вот я и шел черт знает куда лелея слабую надежду, что приключения, в буквальном смысле слова, сваляться на мою голову.

            Не успел я сделать и пары шагов, как с диким криком на меня что-то, или вернее кто-то, упал. Или точнее влетел. Удар был такой силы, что я едва устоял на ногах. Дождался, называется. Опустив глаза, я посмотрел на того, кого держал в руках. Девушка. Симпатичная такая. Милое личико, с мягкими и плавными чертами, чуть курносый носик, нежная, чуть бледноватая на вид, кожа. Пышные голубоватые волосы с сиреневой ленточкой и большие фиалковые глаза, которые с удивлением смотрели на меня. Куроно Куруму, так звали девушку. Вздохнув, я опустил ее на землю.

- С-спасибо. - Не отрывая от меня глаз проговорила она.

Я хотел было сказать, мол не стоит благодарности, как перед нами буквально выскочила Мока. Причем ее "внутренняя" часть. Выходит, Цукуне все-таки сподобился снять с нее крестик...

- Мока-сан! - Аоно продрался сквозь кусты споткнулся о торчавший из земли корень, смешно взмахнул руками и рухнул на землю - Не трогай ее! - Просипел он, выплевывая опавшую листву.

Хотя, в том, что он снял крестик ничего необычного я не видел. Какова вероятность того, что просто гуляя я случайно попаду в разборки вампира и суккуба? Нулевая, как по мне. Так что получалось, что я снова послужил причиной происходящего. Как говорится: "Будь осторожен со своими желаниями, они могут и исполниться". Я устало вздохнул.

- Ты... - я поднял взгляд на голос, Ура не сводила с меня своих алых глаз.

Потеряв всякий интерес к суккубу, которая пряталась за моей спиной, она сверлила меня пристальным взглядом. У меня даже мурашки по спине пробежали.

- Я. - Пожав плечами, я кивнул.

- Я так и не поблагодарила тебя, за тот раз.

- А? - я вопросительно посмотрел на нее.

- За тот случай с орком.

Стоп! Она помнит, что произошло, хотя и не должна. Выходит, даже моя объективация в этом мире несовершенна. Что ж, всего просчитать невозможно.

- Не за что. - Развел я руками - Думаю нам пора расходится, пока Дисциплинарный Комитет не нагрянул. Все-таки кое-кто сейчас полностью игнорирует школьные правила.

Ничего не ответив, Ура подошла к Цукуне, взяла у него крестик и прицепила его на место.

            Мало того, что будильник Аоно противно трещал над ухом, так еще и противный солнечный лучик неприятно светил в лицо. Странно, но сколько бы я не ворочался и как бы не задергивал шторы вечером, но он всегда бил мне прямо в лицо. Еще один недочет объективации? Может быть.

- Проснись ты уже! - не выдержав я схватил с тумбочки будильник и швырнул его в Цукуне.

Что-то проворчав парень вылез из-под одеяла.

- Опоздаешь.

- А ты не идешь? - он пытался нашарить под кроватью тапочки.

- Сегодня пропущу. - Вздохнул я, снова растянувшись на кровати - Спать охота.

Пожав плечами Аоно принялся напяливать школьную форму.

            И снова я не сказал всего. Если хочешь научиться врать, так начать умалчивать - самое неплохое начало. Вот я и умалчивал. Спать мне вовсе не хотелось, а вот подумать было над чем. И попробовать кое-что тоже хотелось. Поэтому, дождавшись пока Аоно уйдет, я налил полный стакан воды и, поставив его на стол, пристально на него уставился.

- Ну, попытка не пытка. - Пожав плечами, я щелкнул пальцем по стакану - Властью данной мне повелеваю тебе, обратись в пиво! - мгновенье ничего не происходило, а потом вместо прозрачной воды в стакане запенилось холодное пиво - Попробуем. - Я сделал глоток.

Воистину вода обратилась в пиво! Да еще и восхитительно на вкус. Да уж, Бог воду в вино обращал... Но, я не любитель таких благородных напитков.

            Итак, что же получается? Менять время, превращать воду в пиво и ронять ластики я могу. Так же как и подсознательно влиять на ход вещей. Не думать не о чем и совсем ничего не хотеть не получится. Так что остается только смирится и постараться не удивляться слишком сильно.

2

            Но не удивляться не получилось. Я как раз занимался обычным делом: сидел на скамейке, смотрел на небо и размышлял о возможности разделить Омотэ и Уру, как ко мне подошли ребята из Дисциплинарного Комитета и любезно сообщили о том, что сам Ректор желает меня видеть. Подгоняемый любопытством я согласился. И вот теперь сидел в довольно мягком кожаном кресле и созерцал спину Ректора, стоявшего у окна.

- Я давно хотел поговорить с вами. молодой человек. - Сказал он, наконец.

- И о чем же? - вздохнул я.

- О Вас. - Он повернулся ко мне - Вы мне чрезвычайно интересны.

- Да бросьте вы, я обычный такой парень. - Усмехнулся я - Совершенно не выделяюсь из общей серой массы.

- Не морочьте мне голову! - он усмехнулся - Я прекрасно знаю, кто вы и на что способны!

- Раз уж вы так осведомлены, то зачем же спрашивать меня?

- У меня свое представление о том, кто вы. Так же как и свое представление об этом мире. - Он сел за стол.

- Люди говорят нам с момента нашего рождения, что мир такой-то и такой-то и всё обстоит так-то и так-то. - Вздохнул я - Так что у нас попросту нет выбора. Мы вынуждены принять, что мир именно таков, каким его нам описывают. И тут все зависит от того, кто и что нам вбивает в голову с рождения. Неудивительно, что и у Вас есть свое представление о происходящем.

- Но Вы то не шибко в это верите, ведь так?

- Восприятие - это все. - Развел я руками - Изменится оно - изменится мир вокруг. Так что стоит лишь поменять восприятие мира и он сам изменится. Надо лишь найти в себе силы и взглянуть на все под другим углом. - Я скрестил руки на груди - К сожалению это не так уж и просто сделать.

- Интересная точка зрения. - Ректор кивнул - И как же вы видите себя?

- Как я себя вижу? - я на мгновенье задумался - Хорошо. Представьте фокусника, который, сидя перед лампой, складывает пальцы в сложные фигуры, так, что на стене появляются тени зверей, птиц, чертей и красавиц. - Тщательно подбирая слова, заговорил я - А после этого он до смерти пугается этих чертей, влюбляется в красавиц и убегает от тигров, забывая, что это просто тени от его пальцев. - Ректор не сводил с меня глаз, кивнув сам себе, я продолжил - Можно было бы назвать его безумцем, не будь сам этот фокусник попросту тенью от знаков «фокус» и «человек».

- Молодой человек, к чему вы клоните?

- К тому, что весь мир вокруг - такой театр теней; пальцы фокусника - это слова, а лампа

- это ум. - Усмехнулся я - В реальности же нет не только предметов, на которые намекают тени, но даже и самих теней - есть только свет, которого в одних местах больше, а в других меньше.       

- Намекаете на то, что лампу держите именно Вы?

- Нет, что вы. - Усмехнувшись, я покачал головой - Я не настолько всесильный человек, чтобы светить лампой в разные стороны. Я только лишь гну перед ней пальцы, создавая все новые и новые тени.

- С ваших слов звучит так, словно вы создаете мир таким, какой он есть...

- Мир вокруг нас существует только лишь потому, что мы все еще способны сохранять его образы. Которые нам так усердно вбивают в голову при рождении. - Развел руками я.

- Выходит, вся Ваша жизнь в Ваших же руках? - он снова встал из-за стола - И вы вольны определять ее ход?

- Сейчас я ясно вижу, что моя судьба уже вполне четко определилась в то время, когда я ещё даже не задумывался всерьез над тем, какой бы я хотел её видеть, и больше того - уже тогда она была мне показана в несколько упрощенном виде. - Я снова скрестил руки на груди.

- Вы уже и будущее предсказывать научились? - он усмехнулся.

- Может быть, это было эхо будущего. - Я покачал головой - А может быть, то, что мы принимаем за эхо будущего. Есть, видимо, какое-то странное соответствие между общим рисунком жизни и теми мелкими историями, которые постоянно происходят с человеком и которым он не придает значения.

- Думаю, стоит сменить тему. - Ректор снова подошел к окну и устремил взгляд на луну - Что вы думаете о противоположном поле?

- Это вы так не девушек намекаете? - усмехнулся я.

- Я просто подумал, что с вами очень интересно будет поговорить о любви. - Он пожал плечами.

- А хотите я вам одну историю расскажу? - он кивнул - Давным-давно, - начал я - жил был один парень. Ничем не примечательный парень, который старался не выделяться и плыть по течению. Он работал на самой обычной работе, жил в самой обычной квартире самой обычной серой жизнью. А потом в ней появилась она. Девушка, которая работала вместе с ним. Девушка, которую он полюбил всем сердцем. - Я замолчал, Ректор повернулся ко мне - И вот парень набрался смелости, - снова заговорил я - и сделал девушке предложение. И она согласилась. А дальше все как всегда: свадьба, медовый месяц, беременность любимой жены. Жизнь парня обрела краски и перестала быть такой серой. - Я снова замолчал.

- И что же случилось дальше?

- А дальше жизнь дала парню пинка. - Вздохнул я - Его беременную жену сбил пьяный водитель. Его любимая жена, которая была для парня всем, погибла вместе с его не родившимся ребенком.

- И к чему вся эта история?

Вздохнув, я достал из кармана обручальное кольцо и покрутил его в руке.

- Жизнь порой бывает жестока. - Усмехнулся я - Господь Бог - просто шутник. Большой шутник, он создал не мир, а какую-то комическую оперу, в которой стеклянный шар живет дольше, чем ты. Славный мир и во главе поистине первоклассный Бог. Так что я стараюсь и дальше жить серой жизнью и плыть по течению, не привязываясь ни к кому. Если скажете, что это проявление трусости, то я с вами полностью соглашусь. Я не хочу больше терять то, что мне дорого. Как говорится: "Ничего не имею, ни о чем не забочусь". - Я спрятал кольцо в карман - Это все, о чем вы хотели поговорить?

- Еще один вопрос. - Ректор снова отвернулся к окну - Почему вы все еще остаетесь в этом теле? Ведь вы в любую секунду можете вернуть свой прежний облик.

- Знаете, в детстве мы никогда не признавали себя детьми. Мы так хотели быть взрослыми... - я встал с кресла - Совершенно позабыв о том, что взрослыми становятся тогда, когда перестают этого хотеть. Надеюсь, я удовлетворил Ваше любопытство?

- Более чем. - Он кивнул.

- Тогда, я прощаюсь. - Я вышел из комнаты.

            Настроение было хуже некуда. Сам виноват. Растрепался и выговорил даже то, что не хотел. Я снова достал обручальное кольцо из кармана, задумался на мгновенье, но тут же тряхнул головой, прогоняя дурные мысли. Мертвые должны оставаться мертвыми, как бы нам не хотелось вернуть их обратно. Вздохнув, я убрал кольцо в карман и тут раздался громкий женский визг. Вот уже в который раз вздохнув и подумав о том, что пожалею о содеянном, я поспешил к источнику звука. Продравшись сквозь кусты я выскочил к спортзалу и чуть не сбил с ног испуганную Куруму. Суккуб вцепилась в меня с такой силой, что аж дыхание сперло.

- Что случилось? - я безрезультатно попытался оторвать ее от себя.

- Т-там... - заикаясь проговорила она.

Я посмотрел в ту сторону, в которую она указывала. На стене спортзала вниз головой был распят Камия Сайзо. Горло парня было перерезано, а на стене рядом с телом красовалась надпись: "Да обратятся нечестивые в ад!".


Глава 5.

1

            - Куроно-сан, может, отпустишь меня, наконец? - не без труда я оторвал-таки от себя дрожащую девушку и подошел к телу, распятому на стене.

- Что ты собираешься делать?

- Просто посмотрю и все. - Пожал плечами я.

Крови было много. Не удивительно, ведь парень был распят вниз головой. Так что из перерезанного горла натекла приличная лужа. Присев на корточки я дотронулся до лужи крови кончиком пальца. Все еще теплая и загустеть не успела. Получается, его убили совсем недавно. Хотя, я не эксперт в этих вещах. Вздохнув, я встал и принялся осматривать тело. К моему удивлению, вид трупа меня вовсе не напугал. Даже и противно-то особо не было. Я был абсолютно спокоен, хотя до этого видел не так уж много мертвых. Перед глазами тут же всплыло лицо жены. Черт бы побрал этого Ректора и его расспросы! Тряхнув головой, прогоняя дурные мысли, я вернулся к телу.

            Гвозди. Убийца использовал обыкновенные гвозди. По два в каждую ладонь и три штуки в ноги. Еще меня напрягала надпись.

- Да обратятся нечестивые в Ад. - прочитал я.

Звучало на удивление знакомо...

- Кейтаро... - Куруму подошла ко мне, и откуда она уже мое имя "знает"?

Я не успел ничего ответить. В лицо мне ударил луч света.

- Стоять! - громогласно потребовал кто-то, кого я никак не мог разглядеть из-за бьющего в лицо света - Вы пройдете с нами.

- Началось в деревне утро. - устало вздохнул я.

            Я сидел в этой дурацкой комнате уже битый час. Куруму тоже заперли где-то неподалеку. Ну, может быть я вышел бы и раньше, если бы ведущий допрос не был туп аки полено. Хотя, надо признать, держался он с достоинством. С умным видом и явно напускной серьезностью расхаживал по комнате и задавал одни и те же вопросы по нескольку раз.

- Значит, ты утверждаешь, что это не ты убил его?

- Еще как. - Усмехнулся я.

- Тогда что ты делал на месте преступления?

- Повторяю... Черт, да я уже со счета сбился, сколько раз я это говорил.

"Дознаватель" строго зыркнул на меня.

- Я бал на приеме у Ректора. - Вздохнул я - Думаю, вам не составит труда это подтвердить. После, я шел в общежитие и услышал женский крик. Пойдя на голос, я и обнаружил гражданку Куроно, которая, в свою очередь, обнаружила тело.

- Допустим. - "Дознаватель" что-то чиркнул в своем блокнотике - Если у тебя есть алиби, то убийца... - он снова заглянул в блокнот - Куроно Куруму, так?

Господи, ну должны же быть пределы глупости? Пусть и нечеловеческой...

- Послушай сюда. Его распяли вниз головой, это раз. Возле трупа следы только одной пары ног, это два. Горло ему перерезали только после того, как распяли, это три. И, наконец, надпись на стене рядом с телом, это четыре.

"Дознаватель" хотел было что-то сказать, но дверь с шумом распахнулось, и в комнатку вошли двое. Мой старый знакомец водитель в своей неизменной надвинутой на глаза фуражке. И ректор Академии Ёкай.

- А теперь поподробнее. - Попросил Ректор.

- Слава... - я хотел сказать "Слава Богу", но осекся - Как хорошо, что пришел хоть кто-то адекватный.

- Выйди. - Приказал водитель "дознавателю" и тот поспешно выбежал из комнаты - Итак, молодой человек, вот и вновь мы с вами беседуем.

- Хотелось бы поговорить в более приятной обстановке. - Усмехнулся я, скидывая наручники и потирая запястья.

- О! - Ректор удивленно приподнял бровь – Выходит, вы в любое время могли отсюда уйти?

- Ага. - Я кивнул.

- Тогда почему же вы этого не сделали?

- Микогами, сейчас не время для этого. - Перебил Ректора водитель - Итак...

- Во-первых, - я встал со стула и потянулся - Комия Сайзо, это имя жертвы, если вам интересно, был распят вниз головой. И рядом с телом я обнаружил следы всего одной пары ног. Значит, убийца был один. Во-вторых, горло ему перерезали уже после того, как распяли.

- С чего вы взяли?

- По следам крови догадался. - Пожал плечами я - Если бы его сначала убили, а потом распяли, то пятен крови было бы больше. Ну, если предположить, что убийца оттер от них стену...

- Продолжайте. - Кивнул водитель.

- Получается, что убийца был один. Неужели вы думаете, что Куроно Куруму смогла бы вот так приколотить к стене живого орка?

Повисло молчание. Кивнув самому себе, я продолжил.

- Мало того, Сайзо явно не принимал свой истинный облик, все бы это почувствовали. Получается, он был знаком с убийцей, но это лишь моя догадка. - Водитель и Ректор молча смотрели на меня - И вот вам еще одно доказательство непричастности Куроно - надпись на стене. Это цитата из Библии: " Да обратятся нечестивые в ад, — все народы, забывающие Бога". Ну и так далее... Не думаю, что суккуб может знать Библию. Не говоря уж о том, чтобы написать цитату из священного писания на стене рядом с распятым телом.

- Ну, мы и так ее не подозревали. - Развел руками Ректор - Но должен отдать вам должное, всего за несколько минут вам удалось узнать намного больше, чем нам.

- Если у вас Дисциплинарном Комитете все такие дубы, то это и неудивительно. - Усмехнулся я.

- Тогда у меня к вам такой вопрос: есть ли возможность того, что это были именно вы? - Ректор не сводил с меня глаз.

- Даже если я и был во время убийства в вашем кабинете, - вздохнул я - я не стал бы исключать такой возможности. Даже наоборот, в ваших глазах она выглядит наиболее логичной и вероятной. Но есть один нюанс: мотив. - Я развел руками - Мне не зачем было убивать Сайзо.

- Может быть причиной послужила ваша небольшая ссора в классе? - ехидно усмехнулся водитель.

- Помилуйте! - усмехнулся я - Убивать из-за такой ерунды...

- Вам, людям, не нужны особо веские причины, чтобы убивать. - Вздохнул Ректор.

- Согласен. - Я кивнул - Убийство было всегда, так уж устроен наш мир. Да, на свете есть много плохого. - Кисло усмехнулся я - Но от этого не легче. Убийство, насилие и чудовищные деяния. И некоторые думают, что все это во имя добра. Добра, обагренного кровью. - Я посмотрел на Ректора - Согласен, порой у нас просто нет иного выхода. К примеру, я бы убил другого, чем позволил бы ему убить меня или моих близких...

- Но... - попытался перебить меня водитель.

- Но в большинстве случаев, люди обряжают убийство в красивые слова. Прикрываются религией, законами или еще чем угодно. Но суть не изменяется. Убийство было, есть и будет убийством. Вне зависимости от цели и причин. - Вздохнул я - Разница лишь в одном: убивая для защиты своей жизни и жизней своих близких, тебе будет намного легче найти себе оправдание и жить с этим.

- И к чему все это?

- Я не одобряю бессмысленных убийств. - Развел руками я - Мог ли я убить Сайзо даже когда находился с вами в одной комнате? Да, с моими возможностями мог. Делал ли я это? Нет. - Я покачал головой.

- Вы как всегда убедительны. - Водитель хлопнул в ладоши - Тогда могу я попросить вас об одолжении?

- Попробую угадать. - Усмехнулся я - Вы попросите меня найти убийцу.

Водитель только молча развел руками и кивнул.

- Что ж, - я почесал затылок - хоть как-то развею скуку. - Я подошел к двери - И еще одно, не могли бы вы отпустить девушку?

- Разумеется. - Усмехнулся Ректор - Никто и не собирался вас здесь надолго задерживать.

Кивнув, я вышел из комнаты.

            Потолок. Такой белоснежный, что от его белизны резало глаза. Совершенно противоестественной белизны. Хотя, что в нашем мире противоестественно? Я устало вздохнул. Все произошедшее за последние несколько часов напоминало дешевый третьесортный детектив. И самое противное во всем это было то, что я был в роли Шерлока Холмса. Осталось только найти себе доктора Ватсона. Ну и бред...

- Цукуне. - Окликнул я парня, сидевшего над учебниками - Как ты думаешь, кто-нибудь здесь может знать Библию?

- А?

- Я спросил как, по-твоему, нечисть может быть знакома с Библией? - повторил я, не сводя глаз с потолка.

- Единственное, что они могут знать о ней, так это то, что она их убивает. - Развел руками Аоно и вернулся к книжкам.

- А ты?

- А?

- Библию читал?

- Нет. - Он покачал головой.

Ну да. Я и не подозревал его. А из всей знакомой мне нечисти только Дракула распятий не боялся. А им тут и не пахнет. Выходит, что здесь появился новый пассажир, который в одиночку способен пригвоздить к стене орка, да еще и Библию цитирует.

- Да обратятся нечестивые в ад, — все народы, забывающие Бога. Ибо не навсегда забыт будет нищий, и надежда бедных не до конца погибнет. Восстань, Господи, да не преобладает человек, да судятся народы пред лицом Твоим. Наведи, Господи, страх на них; да знают народы, что люди они. - Пробормотал я себе под нос.

- Что?

- Не, ничего. - Вздохнул я и отвернулся к стене.

2

            Все как всегда: крыша, голубое небо с белоснежными облачками и легкий прохладный ветерок. Все как всегда, за исключением вчерашнего убийства. Я лежал на крыше раскинув руки в стороны и смотрел на небо, в надежде найти в нем ответы. А вопросов было много. Зачем кому-то понадобилось убивать Сайзо? Да еще так изощренно. Орк не принимал свой истинный облик. Тут сразу же рождалось предположение, что он попросту не успел. Только вот горло ему перерезали уже после того, как распяли. Тогда неумолимо всплывало второе предположение: он попросту недооценил свои силы. Но оно разбивалось о мощные скалы фактов: следов борьбы нет, и распяли его до того, как убили. Может быть усыпили? Хлороформом там или еще чем. Вероятно, но проверить эту догадку не представляется возможным. Да и не факт, что орка можно свалить хлороформом. Гипноз? Да, это самое вероятное, могло произойти. Идем дальше. Если Сайзо усыпили при помощи гипноза, то они с убийцей явно столкнулись лицом к лицу. А раз уж орк не принял свою истинную форму, то убийцу наверняка знал. Вот и получалось, что круг подозреваемых можно прекрасно сузить. Наедем тех, с кем Сайзо более-менее общался, потом узнаем, кто из них мог обладать гипнозом. Ну а там уж дело за малым: останется найти знатока Библии… Ну или того, кто мог безболезненно ее читать и цитировать.

- Элементарно, Ватсон. – Я рывком сел – Так элементарно, что даже страшно.

И тут дверь тихо скрипнула и на крышу проскользнула Куруму.

- Я так и знала, что найду тебя здесь. – она подошла ко мне.

- Откуда же?

- Цукуне рассказал мне, что ты как-то пролазишь на крышу. – Усмехнулась она – И как же тебе удается? Она же всегда закрыта.

- Ловлю момент, когда уборщик забывает дверь закрыть. – Пожал плечами я.

- А может у тебя ключ есть? – Куруму хитро прищурилась.

- Может быть. – я развел руками – А может быть и нет. Ты хотела поговорить?

- Поблагодарить за тот раз.

- Ты про вчерашнее? Я просто мимо проходил и все.

- И за это тоже. – она кивнула – А еще ты меня от этой чокнутой вампирши спас.

- И что же вы не поделили? – причину я знал, но хотелось удостоверится, что и в этом мире она та же самая.

- Подумаешь, за парнем ее побегала немного. – скрестив руки на груди фыркнула Куроно – Думала в нем есть что-то особенное.

- А оказалось?

- Обычная серая мышка. – она покачала головой – Как и все в этой академии. А я то надеялась, что найду единственного достойного... - она перевела на меня пронзительный взгляд своих фиалковых глаз.

- Неужели все так плохо? - усмехнулся я - Ни один не годится на роль прекрасного принца?

- Принца?! - девушка усмехнулась - Сказки все это.

- Однако, ты все еще надеешься его найти. - развел руками и.

- Дело не в этом... - она замялась - Ты, наверное, знаешь, что суккубам... Ну...

- Я в курсе. - я кивнул - Можешь не продолжать.

- Тогда ты понимаешь, что я вовсе не принца ищу.

- Ну, сообщишь, когда найдешь. - махнув ей рукой, я направился к выходу.

- Так я уже нашла... - тихо проговорила она.

Тихо, но я все же услышал, хотя и притворился, что нет. Некогда мне с противоположным полом вопросы решать. Есть дела поважнее.

- Ага, - усмехнулся я - типа раскрытия убийства...

            Узнать с кем общался Сайзо не составило особого труда. Орк был не особо общительным так что из "друзей" у него была только местная школьная шпана. Сузив круг до семи подозреваемых, я получил у Ректора разрешения просмотреть их личные дела. И что же я получил? Два ящера. Эти явно на роль убийц не подходили. Хоть силушки им было не занимать, но вот умом ящеры никогда особо не отличались. Еще среди его приятелей нашлись ликантроп, пара орков, йорогумо и обыкновенный чернокнижник. Ликантроп и орки так же не подходили. Ликантроп особо активен только при полной луне. И хотя в этом мире постоянное полнолуние, в ту ночь было слишком уж облачно. Орки так же отпадали, так уж они устроены, что своих не убивают без веских причин. А уж если причины и были, тогда ему бы просто башку оторвали и все. Да и драка была бы знатная. Йорогумо так же не подходила. Что местных ёкаев, что наших христианских духов и бесов изгоняют экзорцизмами. А за экзорцизм сойдет практически любая цитата из священного писания. Да и потом, ни у кого из них не было возможности запудрить ему мозги гипнозом. Выходит, оставался только чернокнижник. Да уж, колдуны и ведьмы здесь не в почете, ибо они простые люди. Хотя у чернокнижника есть возможность стать личем. Но на это время нужно...

- Максимилиан Фрай. - прочитал я.

Обычный парень самой стандартной наружности. Однако чернокнижник из довольно знаменитой в их кругах семьи. Этот мог мозги так запудрить, что Сайзо сам себя бы к стенке прибил. Да и Библия ему не страшна. Человек, все-таки. Получалось, что круг сузился до одного человека. Думаю, доказать, что это именно он не составит труда. Все оказалось намного проще, чем я ожидал. Мне даже скучно стало.

- Что ж, пора зайти в гости к Максу. - убрав папку с делами обратно на полку, я вышел из комнаты.

            Я настолько увлекся изучением личных дел, что не заметил как стемнело. Огромный алый диск луны зловеще навис над лесом иссушенных деревьев. Ухали совы, то и дело над головой пролетали стайки летучих мышей. Путь от административного здания до общежития пролегал через небольшую рощицу на удивление зеленых деревьев. Складывалось впечатление, что живая зелень, будь то трава или листья на деревьях, есть только на территории академии. ЗА забором же раскинулся мертвый лес.

            Не обращая внимания на постоянный шорохи в кустах, я не спеша брел по рощице к общежитию. Да уж, здесь самая подходящая атмосфера для нечисти и всяких там страшил. В подтверждение моих слов над головой громко ухнул филин, а где-то вдалеке раздался протяжный вой. На этот раз даже я поежился. И вот тут, как раз когда я немного расслабился совсем рядом со мной раздался просто нечеловеческий вопль. Не тратя время на раздумья, я рванул в его сторону. Продравшись сквозь кусты я выскочил на небольшую полянку. Достал телефон и включил фонарик. Первое, что высветил его луч, это большую лужу крови на свежей зеленой травке. Подойдя ближе, я посветил на дерево перед собой. К мощному стволу вниз головой было прибито тело. На этот раз жертва висела на одной лишь левой ноге. Правая же, согнутая в колене, проволокой была примотана к левому бедру. Получалось некое подобие перевернутой четверки. Руки несчастного были скрещены на груди и так же закреплены проволокой. Горло второй жертвы было перерезано так же, как и у первой, а во рту торчал клочок бумаги. Сглотнув, я подошел к телу, и вы тащил бумажку.

- " Буду славить Тебя, Господи, всем сердцем моим". - Прочитал я на клочке бумаги.

Но не бумажка с очередным посланием привлекла мое внимание. Жертвой был ни кто иной, как Максимилиан Фрай.

- Просто, да. - Усмехнулся я.


Глава 6.

1

            Как поймать убийцу? Кто-то может сказать, что надо думать как он, тем самым опережать его на несколько шагов вперед. И я бы с ним полностью согласился. Только была одна небольшая проблемка... Если я буду думать так же, как убийца, то не я, а он будет опережать меня на несколько ходов вперед. Вот это и есть оборотная сторона медали под названием "объективация". Все-таки сейчас я был на таком уровне, что даже подсознательные желания сбывались, а образы приобретали формы. Может быть, снова откатить мир назад и устранить саму вероятность убийств? Хотя я не знал их причины, и сделать это было бы немного сложно. Да и проблема заключалась в том, что все это происходило из-за того, что я заскучал. Вот так мое подсознание решило развеять скуку. Не обычным происшествием, вроде фестиваля какого-нибудь, а убийствами. Причем что-то подсказывало мне, что убийства не прекратятся. И вот от этого мне становилось совсем не по себе. Может быть, и правда откатить мир назад и сделать все как было? Или просто уйти отсюда и оставить все как есть?

- Угадай кто? - мне закрыли глаза руками.

- Куруму. - вздохнул я.

- Быстро ты угадал. - Суккуб уселась на скамейку рядом со мной - О чем задумался?

- Да так... - развел руками я - Ни о чем и обо всем.

- Кстати о том происшествии. - Она посмотрела на меня - Наш кружок собирается написать статью об этом. Может быть ты...

- Дать вам интервью? - усмехнулся я.

- Угу. - Куруму кивнула - Я слышала, ректор попросил тебя найти убийцу.

- Было дело. - Я кивнул.

- И? - она подвинулась ко мне - У тебя же есть догадки?

- Есть парочка. - Честно признался я.

Я уже думал о том, чтобы привлечь внимание убийцы при помощи прессы и телевидения. Но ввиду отсутствия тут таковых, отбросил эту идею. А тут вдруг подвернулся кружок журналистики, который выпускает школьную газету. Случайность? Вот уж вряд ли. Но раз уж шанс подвернулся...

- Так ты нам поможешь? - встав со скамейки, она нависла надо мной.

- Хорошо. - Я кивнул - Когда?

- Сегодня после уроков. - Куроно радостно хлопнула в ладоши - И по поводу нашего разговора...

- Какого? - я встал со скамейки, намереваясь уйти, но она остановила меня.

- По поводу моего единственного...

- Давай потом об этом поговорим. - Кисло улыбнулся я и поспешил уйти.

            Да нехорошо было вот так убегать от нее. Но и ненужные разговоры мне ни к чему. Я достал из кармана обручальное кольцо жены, покрутил его в руке и положил обратно. А свое-то я не ношу... Хотя школьник с обручальным кольцом странно бы смотрелся. Вздохнув, я направился на то самое место, где обнаружил вторую жертву. Тело давно убрали, но найти хоть какие-то следы наверняка было возможно. Странно, что при моих способностях и желании найти убийцу я до сих пор не поймал его за руку на месте преступления с чистосердечным признанием в кармане. Видимо подсознательно я не хотел облегчать себе задачу. Либо здесь был еще кто-то с таким же уровнем объективации. О втором мне думать никак не хотелось.

            Еще немного и я вышел на ту самую полянку, где вчера обнаружил тело несчастного. Тела, как я и предполагал, давно не было. А вот следы крови на траве остались. Как и следы двух пар ног. Я присел на корточки и примятой травы. Да уж, детектив из меня, мягко говоря, не ахти. Следопыт еще хуже. Поэтому единственное, что мне приходило мне в голову, это то, что одна пара ног принадлежит жертве, а вторая убийце. Ну, это самый логичный вариант.

            Я продолжил осмотр. Следов борьбы, как и в первом случае, не было. Скорее всего, жертву так же загипнотизировали. Потому что, если судить по пятнам крови на стволе дерева и на траве под ним, горло жертве перерезали только после того, как подвесили к дереву. Встав, я еще раз оглядел поляну. И тут в глаза бросилось что-то белое, лежащее у самых корней дерева. Вздохнув, снова присел на корточки и подобрал белый предмет, которым оказалась та самая бумажка, которую сжимал в руке несчастный.

- «Буду славить Тебя, Господи, всем сердцем моим». – Прочитал я, развернув бумажку.

Прочитал и, усмехнувшись, перевернул скомканный листок: «Воробьи летают снова», гласила надпись на обратной стороне бумажки. Глупо хохотнув, я сел на траву. Все это походило на бред. Этого просто не могло быть.

- Невозможно… - пробормотал я себе под нос.

Хотя, в расследовании преступлений один способ всегда срабатывает наверняка. Нужно лишь откинуть все мыслимые и немыслимые варианты, а когда, в конце концов, останется какой-нибудь бред, то он и будет самым вероятным вариантом.

- «Воробьи летают снова». – Прочитал я надпись на бумажке.

Да уж, вот чего не ожидал, того не ожидал… Или опять моя работа? Снова подсознание сыграло со мной шутку? И на этот раз очень дурную.

            Я встал и отряхнув брюки собирался было уйти, но тут взгляд зацепился за цепочку следов, уходящую в глубь леса. Четкие отпечатки кроссовок на зеленой траве. Видимо убийца наступил в лужу крови и наследил. Я бы сослался на небрежность, если бы не знал о возможной личности убийцы. Уж если я оказался прав, то мне явно хотят что-то показать. Причем только мне.

            Вздохнув, я побрел вглубь зарослей кустарника, следуя по цепочке следов. Еще немного и, раздвинув руками кустарник, я вышел на небольшую полянку. У самого забора, на пяточке вытоптанной травы красовалась разрытая могила. Земля комьями была разбросана повсюду. Чуть в стороне валялся венок. А на покосившемся надгробии красовалась надпись: «Орехов Роман Владимирович». А вот это уже граничило с нереальным… Я только глупо хохотнул и сжал бумажку в руке.

*****

            - Значит, вы уже знаете личность убийцы? – Ректор снова стоял у окна и смотрел на ярко алую луну.

- Можно сказать и так. – Я кивнул.

- И кто же он? – Ректор повернулся ко мне, и его круглые очки зловеще блеснули в алом свете луны.

- Орехов Роман Владимирович. – Вздохнув, ответил я.

- Вы с ним знакомы?

- Можно сказать и так. – Я кивнул.

Ректор, только молча, смотрел на меня, требуя дальнейших разъяснений.

- Боюсь, вы мне не поверите, если я вам расскажу. – Усмехнулся я.

- Молодой человек. – Ректор сел за стол – Я привык верить даже в самые невероятные вещи.

- Хорошо. – Я развел руками – Я писатель. Вернее был им. Одно время зарабатывал на хлеб своими книгами. И, как ни странно, лучшие работы выходили не из-под моего пера…

- Вы публиковали чужие работы?

- Вовсе нет. – Я покачал головой – Что нужно публике? Народ уже пересытился дешевыми любовными романами и прочим ширпотребом. Народу требует хлеба и зрелищ. Народ требует кровавых убийств и маньяков-психопатов. – я скрестил руки на груди – Я же не мог писать подобные вещи. Так и появился Роман Орехов – мой псевдоним. Прикрываясь этим именем, я словно становился другим человеком. Я писал то, что требовал народ. И книги расходились космическими тиражами.

- К чему вы клоните? – перебил меня ректор.

- Но так было до того, как я встретил свою будущую жену. – Проигнорировав его вопрос, продолжил я – Мертвые писатели всегда цепляются за живых, не давая им идти вперед. Вот я и решил избавиться от моего псевдонима. Избавится, как герой романа одного моего любимого писателя. Только я не устраивал ему пышных похорон. Я просто забыл о нем. А со временем и вовсе перестал писать художественную литературу.

- То есть вы хотите сказать, что убийца – ваш псевдоним? – усмехнулся Ректор.

- Я вас предупреждал. – Вздохнул я.

- Вы сами-то верите, в то, что говорите?

- Если бы не верил, не пришел бы к вам. – Я встал с кресла.

Ректор, молча, повернулся ко мне.

- Мертвецы встают из могил только в кошмарных снах. – Я серьезно посмотрел на него – Только вот боюсь, что в этом мире сны гораздо более реальны. – Кинув ему на стол бумажку, найденную у второй жертвы, я вышел из комнаты.

2

            Дело принимало скверный оборот. Случилось то, чего я предугадать никак не мог. И уже неважно было, подсознательно ли я это сделал или это произошло по другим причинам. Что случилось, то случилось. Вздохнув, я остановился перед дверью в литературный кружок. Мысль, привлечь внимание убийцы посредством прессы уже не казалась такой хорошей. Не я на него охотился, а он на меня…

            Еще раз вздохнув, я открыл дверь.

- Ты пришел! – ко мне подскочила радостная Куруму и, схватив меня за руку, потащила к столу.

В кабинете кроме нас был еще Цукуне и Мока. Остальных членов клуба не было. Возможно, они занимались сбором информации.

- Так это ты у нас теперь занимаешься поисками убийцы? – усмехнулся Аоно.

- Да. – Я кивнул – И вам лучше бросить эту затею.

- Но ты же обещал мне интервью! – Куроно скрестила руки на груди – Ты обещал!

- Да. – Я кивнул – Но дело оказалось намного опаснее, чем я думал. Вам не стоит лезть в него.

- Мы, собственно, за этим и собрались. – Вздохнул Цукуне.

- В игры поиграть? – усмехнулся я – В крутых детективов?

Парень промолчал.

- Убийца реален. – Вздохнул я – Две жертвы уже есть. Будут и другие. А уж если вы ему на хвост наступите, то он и до вас доберется.

- Мы… - Мока посмотрела на меня своими зелеными глазами – Мы все равно…

Я только устало вздохнул. Черт, все люди, так или иначе, лгут. Одни лгут из корысти, другие – чтобы избежать боли, третьи только лишь потому, что само понятие правдивости им чуждо…но есть и те, которые лгут, дабы выйграть время до того момента, когда все равно придется сказать правду. Я, судя по всему, относился к последним. И вот пришел тот самый момент…

- Я знаю убийцу, а он знает меня. – Начал я – Можно сказать, мы как братья. Поэтому я знаю, на что он способен. Знаю, и не хочу, чтобы вы лезли в это дело. Это слишком опасно.

Вся троица, молча, смотрела на меня.

- И еще одно. – Подойдя к Моке, я сорвал крестик с ее шеи.

- Что? Я думала, только Цукуне может… - пролепетала Куруму.

- Это снова ты? – вторая Мока не сводила с меня своих алых глаз.

- Я уж думал, что в тот раз мне показалось. – Усмехнулся я – Так ты все помнишь? И тот случай с орком?

- Да. – Она кивнула.

- А я-то думал, что всем воспоминания изменил. – Развел руками я – Выходит, метод не совершенен.

- Изменил? Воспоминания? – Аоно недоумевая, смотрел на меня – Вы о чем?

- Он не тот, за кого себя выдает. – Пояснила за меня Мока – Совсем не тот.

Я собирался все пояснить, но в распахнутое окно влетел воробей и, сделав круг по комнате, уселся на мое плечо.

- Воробьи летают снова… - пробормотал я.

А птица что-то чирикнув, выпорхнула в окно.

- Потом договорим. – Вскочив на подоконник, я спрыгнул вниз, благо клубная комната была на первом этаже, и поспешил за птицей.

А к воробью присоединилось еще несколько, и вскоре я уже бежал за небольшой стайкой чирикающих птиц.

            Птицы привели меня к старому зданию школьного склада. Им уже давно никто не пользовался, и покосившееся здание обросло мхом и вьюном. Пожелтевшая, некогда белая краска на стенах растрескалась. Переведя дыхание, я начал медленно обходить здание вокруг. Компанию мне составили с десяток воробьев, которые громко чирикая, расселись на ближайших деревьях. Подойдя к углу склада, я с тихой надеждой, что все это просто случайность, обогнул его. И тут же наткнулся на распятое тело. Устало вздохнув, я обошел здание. На этот раз жертвой была девушка. Ее распяли, только теперь не вниз головой. Живот несчастной был разрезан, а внутренности намотаны на руки. Горло так же было перерезано. Над головой жертвы размашистым почерком кровью была написана одна единственная фраза: «Саня, малыш, воробьи снова полетели!».

- Воробьи… - пробормотал я и стая птиц с громкими криками сорвалась с ветвей.

Покачав головой, я подошел к телу и осмотрел его. Девушка оказалась незнакомой, что хоть немного утешало. Тщательно осмотрев ее карманы и руки, я ничего не нашел. На этот раз не было никаких религиозных посланий. Видимо ему надоело. А может быть, он понял, что его послания достигли того, кого надо и он бросил эту затею. Как бы то ни было, это мало что меняло.

- И причем здесь воробьи?

Я от неожиданности едва не подпрыгнул. Медленно повернулся на голос.

- Вы то, что здесь делаете? – у меня за спиной стоял водитель автобуса.

- Думаю тоже, что и вы. – Он покачал головой – Бедняжка. Так причем тут воробьи?

- Видимо он верит в то, что воробьи уносят души грешников в Ад.

- Он верит, - водитель шагнул ко мне – или вы в это верите?

- А разве это что-то меняет? – пожал плечами я.

- О да, это много меняет. – Он обнажил белоснежные зубы в улыбке, от которой у меня мурашки пробежали – И много у вас таких скелетов в шкафу?

- Кто знает. – Снова пожал плечами я – Но я ни с кем ими делиться не собираюсь.

- Тогда уж постарайтесь, чтобы они оставались в своих могилах, а не разгуливали на свободе. – Вздохнул он и, развернувшись, собрался было уйти, но…

- Вы можете предоставить мне карту или план школьной территории? – поинтересовался я.

- Архивы всегда к вашим услугам. – Ответил он – Но зачем вам она?

- Думаю, пора запереть моих скелетов обратно в шкаф. – Усмехнулся я.

            Зная свое альтер-эго, я понимал, что он не случайно выбирает места убийства. Жертвы могли быть и случайны, как и способ убийства. Тут не было никакой закономерности. Но вот места, где он убивал… Тут была закономерность. Как и в посланиях. Первое послание – простая цитата из Библии. Сама по себе она не несла никакого смысла. Это было простое послание, чтобы привлечь внимание. Как и вторая записка. А вот слова: «Воробьи летают снова» предназначались именно мне. И когда полетели птицы, он понял, что я все-таки получил его послание.

            То же самое было и с местами убийств. У него была своя схема. Я расстелил на столе план школьной территории.

- Так… Первую жертву обнаружили у спортзала. – Я поставил на плане крестик.

Вторая обнаружилась в рощице неподалеку от главного здания. На плане появился еще один крестик. Третья – старый заброшенный склад. Еще один крестик. Убрав маркер, я посмотрел на план. Пока что кроме трех точек на нем я не видел целостной картины.

- И о чем же он думал, когда выбирал эти места… - пробормотал я себе под нос.

К несчастью, из нас двоих он был мастером в написании триллеров и нуарных детективов. Я вздохнул и откинулся на спинку кресла. Так-то оно так, но мы же суть один человек. Значит то, что может он, могу и я. Я снова посмотрел на план. И вот тут рука сама потянулась к маркеру и поставила на плане еще три крестика. Секунда на раздумья и я соединил их линиями. Получилась ровная перевернутая пятиконечная звезда.

- Как банально. – Вздохнул я, глядя на свое художество.

Банально. Но если следовать его порядку, то следующее место преступления очевидно. Теперь его можно если не остановить, то поймать за работой. Но вот что делать дальше…

- Будем решать проблемы, по мере их поступления. – Вздохнул я, вставая из-за стола.

            Стемнело на удивление быстро, но даже, несмотря на ночь на улице было довольно светло. Спасибо огромному диску луны, заливающему все вокруг зловещим алым светом. Просто идеальная атмосфера для маньяков. Я даже усмехнулся.

            Еще пара шагов я был бы на месте, когда до меня донесся душераздирающий крик. Выходит, опоздал. Ускорив шаг, я выбежал на предполагаемое место преступления. У склада спортинвентаря стоял высокий мужчина, а у его ног в луже крови лежала очередная его жертва. Выходит с местом угадал, а вот со временем…

- Ты все-таки пришел. – Мужчина повернулся ко мне – А я уж и не ждал. – Он вышел на свет.

Измазанное кровью лицо, так сильно похожее на мое собственное, вот только с безумным блеском в глаза. В руках он сжимал опасную бритву.

- Давно не виделись. – Мужчина рассмеялся.


Глава 7.

1

            - Как ты здесь оказался? - спокойно спросил я, глядя на мужчину с бритвой в руке.

- Даже не знаю... - он потер подбородок - А какой ответ тебя устроит больше? Что я сам вылез оттуда, куда ты попытался меня спрятать? Или что это ты сам меня достал на свет Божий? - он рассмеялся.

Я напрягся. Видимо довольно заметно напрягся.

- Не волнуйся, ты тут совершенно не при чем. - он развел руками - Я давно жаждал вылезти из той дыры, в которую ты меня упрятал. А тут такая возможность подвернулась, что просто грех было не воспользоваться! - он шагнул ко мне - Да это же уже не столь важно. А важно то, что я здесь и сейчас. Стою перед тобой... - он шагнул ко мне - что-то ты измельчал.

- Издержки производства. - Усмехнулся я - Ну и? Что тебе надо?

- А ты не догадываешься?

- Думаю, если бы ты хотел убить меня...

- Убить? Тебя? - он снова рассмеялся - Не смеши меня! Это было бы через чур просто! Кстати, как жена? Как дети?

- Она мертва, и ты прекрасно знаешь об этом.

- Мне так жаль. - Едва сдерживая улыбку, он склонил голову - И что же произошло?

- Несчастный случай.

- Несчастный случай?! - едва сдерживая смех, выдавил он - Это теперь так называется?

Я молча смотрел на него, перебирая в голове все возможные варианты действий.

- Знаешь, - он сделал еще один шаг в мою сторону - доказательства можно сфабриковать, действия и их мотивы можно интерпретировать по разному. Но самое интересное, это факты. Они-то всегда остаются неизменны!

- К чему ты клонишь?

- Но знайте, что грехи ваши найдут вас! - он воздел руки к небу - И все секреты ваши выйдут наружу! Ибо все тайное, становится явным! - он снова посмотрел на меня - Не понял еще?

- Мне сложно понять убийцу. - развел я руками.

- Даже если убийца ты сам? - он чуть склонил голову на бок - Ты меня удивляешь...

- Убийца не я, а ты. - покачал головой я.

- Я? Я?! - перестав смеяться он посмотрел на меня - Меня, того, кто помогал тебе долгие годы. Меня, кто делал за тебя то, чего ты сделать не мог. Меня, кто помог тебе забыться мыслями о несчастном случае. Ты меня называешь убийцей?

Я ничего не ответил.

- И после всего, что я для тебя сделал, ты запихнул меня на задворки своего подсознания! Запер и выбросил ключ! Похоронил меня, под кучей ложных воспоминаний и самообмана! - размахивая бритвой, он приближался ко мне - И после всего этого ты еще смеешь называть меня убийцей?

- А как еще назвать того, кто как одержимый режет людей бритвой? - я тоже сорвался на крик.

- Это все твоя вина! Ты сам решил от меня избавиться!

- Ты зло, с которым надо бороться!

- Знаешь, в мире есть два понятия: большое зло и маленькое. Но где-то далеко позади них прячется очень большое зло. - Он снова рассмеялся - И однажды оно придет к тебе, схватит за плечо и спросит: "Выбирай, мужик, либо я. Либо то, что поменьше"...

- Тогда я выбрал меньшее из зол. - развел руками я.

- Вот уж воистину в этом весь ты! - она хлопнул себя рукой по лбу - Ты всегда был таким.

Я молча наблюдал за ним, ожидая всего, что можно было ожидать от психа с опасной бритвой в руках.

- Ты выбрал меньшее зло... И смотри! Смотри к чему оно привело! - раскинув руки, он крутанулся на месте.

- Выбери я по другому... - горько усмехнулся я - Все могло бы быть хуже.

- Может быть. - Он пожал плечами - Только ты этого теперь не узнаешь.

- Тут ты прав. - Я кивнул - Ну, что дальше? Убьешь меня?

- Я мог бы убить тебя давным-давно. - Он усмехнулся - Просто не позволив тебе все забыть. Хочешь знать, что я делаю? Тогда дай мне закончить. Трупом больше, трупом меньше, для тебя-то все равно ничего не изменится.... - он хищно оскалился - Правда если только не выбрать в жертвы кого по интереснее...

Сорвавшись с места, я бросился на него. На мгновенье совсем забыв о том, что я теперь семнадцатилетний подросток... Хотя, тут дело даже было не в этом. Будь я самим собой, то совладать с ним было бы так же сложно...

            Не успел я подскочить к нему, как он пнул меня ногой в живот. Меня согнуло пополам, выбивая воздух из легких. Пошатнувшись, я упал на колени. Он был единственным в этом мире, с кем игры с реальностью не сработали бы. Все-таки...

- Мертвецы выходят из могил только в кошмарных снах. - Ухмыляясь он подошел ко мне - Так пусть это место станет твоим кошмаром!

Удар. Прямо по затылку и мир окунулся во тьму.

            Я медленно разлепил веки. Перед глазами все плыло, а голова просто раскалывалась. Осторожно сел и огляделся по сторонам. Вопреки всем моим ожиданиям, лежал я не в лазарете и не в кабинете медсестры. Я лежал на диванчике в кабинете Ректора.

- Вижу вы уже пришли в себя. - Хозяин кабинета отвернулся от окна и посмотрел на меня.

- Что я здесь делаю?

- Ну, вас нашли на месте преступления. - Ректор вздохнул - В руках у вас была бритва, которая, как я полагаю, и является орудием убийства.

- Эва как. - Я кисло усмехнулся.

- Так что теперь мне все меньше и меньше верится в сказки про вашу вторую, злобную половину. - он развел руками.

- И это меня совсем не удивляет. - я снова усмехнулся - Тогда, может быть, вы объясните мне, какого черта я вот так валялся без сознания на месте преступления? Да еще и с орудием убийства в руках? - я встал с диванчика и потянулся - Что ж меня по вашему совесть замучила?

- Согласен. - Он кивнул - Этот момент нам еще пока не ясен. Но вот ваша история так же кажется мне маловероятной. Псевдонимы не оживают сами по себе. Да и мертвые не встают из своих могил...

- То что вы не верите во что-то, это вовсе не значит, что этого не существует. - Развел руками я - Думаю, я не сильно погрешу против истины, если скажу, что всего этого, - я широким жестом окинул комнату - не было бы, если бы я этого не захотел.

- Тут я вынужден с вами согласится. - Он тяжело вздохнул - Тогда почему же вы не избавитесь от него? Просто захотев этого?

- Такие фокусы с ним не пройдут. - я покачал головой - Все-таки он - это я. Ну в какой-то мере.

- Все-таки мне сложно понять сложившуюся ситуацию...

- Мы живем на тихом острове невежества посреди черного моря бесконечности, и это не значит, что нам надо выходить за его пределы.

- Это снова очередное ваше умозаключение?

- Нет, это давным-давно сказал один писатель.

- И что это может означать?

- Что людям рано или поздно такие откроются страшные перспективы реальности и нашего в ней положения, что нам останется либо сойти с ума от этого откровения, либо облить себя бензином и поднести горящую спичку к одежде. - Усмехнулся я.

Ректор хотел было что-то сказать, но тут окно в его кабинет распахнулось и в помещение с громкими криками влетела стайка воробьев.

 

Продолжение следует...