Глава 2.

1

«Проявлением наибольшего милосердия в нашем мире является, на мой взгляд, неспособность человеческого разума связать воедино все, что этот мир в себя включает», как сказал когда-то один хороший писатель. И тут я с ним совершенно согласен. Ибо в голове моей никак не хотело укладываться то, в каком положении я сейчас оказался. С возрастом люди становятся скептиками и циниками, с трудом принимая все новое. И я явно не исключение. Будь я семнадцатилетним подростком, то осознание того, какими силами я сейчас обладал, принесло бы мне неподдельную радость. Но я же лежал на кровати и, глядя в потолок, думал о том, что хорошего может принести безграничная власть. Как говорится, чем больше сила – тем больше и ответственность. Мне же такая ответственность вовсе была не нужна.

Я повернулся на бок. Семь утра. Вставать еще рано, да и никакого желания не было. Мне просто хотелось валяться на кровати и ничего не делать. Совсем ничего. Мысль о том, Что любое мое действие может необратимо повлиять на мир вокруг не давала покоя. Как бы мне того не хотелось, но сейчас, в данный момент, этот мир был моей реальностью. Странно, что хотя меня и посещала мысль о том, чтобы найти способ вернуться домой, желания делать это совершенно не было. Странно… Выходит, тот «реальный» мир вовсе не был для меня таким уж ценным. По сути, если немного подумать над этим, то там не осталось ничего, что удерживало меня. Друзья? Да ну, люди, которые не могут дружить, не унизив кого-то из своей компании, и не друзья вовсе. А половина из них так и вообще вспоминала про меня только лишь тогда, когда им от меня что-то было нужно. Семья? Я, можно сказать, сирота. И единственным членом моей семьи был кот. Да уж… Макса было жалко. Но ничего, этот котяра не пропадет. Я снова перевернулся на спину и уставился в потолок. Вот и получалось, что ничто не держало меня в том, «реальном» мире. И возвращаться туда было не за чем. Я усмехнулся. Знаете, Я думаю, у каждого или у каждой есть что-то вроде «навозной лопаты», которой в моменты стрессов и неприятностей вы начинаете копаться в себе, в своих мыслях и чувствах. Вот именно этим я сейчас и занимался. Копался в себе. Это и есть самый большой недостаток взрослых людей.Пока идиоты взрослые заняты самокопанием поиском хоть какой-то истины в происходящем и переустройством своего выдуманного мира, дети продолжают жить в реальности: среди снежных гор и солнечного света, на черных зеркалах замерзших водоемов и в мистической тишине заснеженных ночных дворов. Поэтому всем нам нужно избавиться от этой «навозной лопаты». Сожгите её, выбросите прочь. Иначе вырытая вами яма достигнет глубин подсознания, и тогда по ночам из неё будут выходить мертвецы. А это, согласитесь, мало кому нужно. У всех есть скелеты в шкафу, но мало кто хочет доставать их на свет.

Я устало вздохнул и тут зазвенел будильник. Цукуне недовольно заерзал на кровати и, что-то пробормотав, нащупал будильник. Щелкнув кнопкой, выключая великое изобретение человечества, парень сильнее закутался в одеяло и снова засопел. Вот он поистине счастливый человек, который еще слишком молод, чтобы задумываться над тем, что происходит вокруг него. Безусловно, Аоно время от времени наверняка задавался вопросом, почему с ним происходит то или иное. Но в виду отсутствия или же недостатка жизненного опыта раздумья эти были краткосрочны и вряд ли оставляли в его памяти яркий след. Я зевнул и сел на кровати.

- Вставайте, Граф, - я кинулся в Цукуне тапком – Вас ждут великие дела!

Аоно снова что-то недовольно пробормотал в ответ и выполз из-под одеяла. Да уж, помятое лицо парня со следами от подушки на щеке никак не хотело походить на лицо счастливого человека. Я даже хохотнул.

- Сколько время? – сонно пробормотал он.

- Половина восьмого. – Кинув взгляд на часы, ответил я – Пора вставать.

Вскочив с кровати как ошпаренный, Цукуне с невероятной скоростью натянул брюки и рубаху.

- Что ж ты раньше молчал!?

- Спал. – Тут же соврал я. Не зачем было распространяться о копаниях в себе.

Аоно ничего не ответил. Схватив со стула пиджак и подхватив сумку, парень выскочил было из комнаты, но задержался на пороге.

- Ты идешь? – поинтересовался он у меня.

- Сегодня я позволю себе забить на занятия и подышать свежим воздухом. – Пожав плечами, ответил я.

Аоно только покачал головой и вышел из комнаты. Я же снова растянулся на кровати и уставился в потолок.

*****

            К обеду я все-таки заставил себя встать с кровати и выйти на улицу. От ничего не деланья явно ничего не изменится. Да и вообще, вряд ли я был в силах хоть что-то изменить. И вот вам простая и смешная истина: я, тот, кто мог перевернуть весь этот мир с ног на голову всего лишь одним своим желанием, совершенно ничего не мог сделать для того, чтобы избавится от этой силы. Силы, которую я и не просил вовсе. Не просил, но получил. Я устало вздохнул.

            Обогнув главное здание школы, я целенаправленно направился к торговым автоматам. Купить сок или чай, развалиться на скамейке, коих вокруг было достаточно много, и просто сидеть, не о чем не думая. Хотя, когда начинаешь замечать полное отсутствие мыслей в своей голове, это само по себе уже является мыслью о том, что мыслей нет. Выходит, что полное отсутствие чего либо, будь то мысли или же что-то другое, совершенно невозможно. Потому что полное отсутствие чего-либо доказать невозможно. Или можно было сказать, что оно равнозначно небытию…

Почесав затылок, я полез в карман за кошельком и, подойдя к автомату, стал старательно изучать предлагаемый выбор. Сок нескольких сортов, чай и кофе. Вот и все. Разумеется, я не ожидал увидеть в школьном торговом автомате пива. Но осознание сего факта ничуть не уменьшало желания выпить именно пива. Оно даже усиливало его. Как говорится, запретный плод сладок. Так уж мы устроены, всегда хотим то, чего получить не можем. Дети всегда требуют, чтобы им купили дорогую игрушку. Но стоит доброй маме или доброму папе купить ее, как у ребенка тут же пропадает к ней всякий интерес. Вот вам и еще одна суровая правда жизни: никто не мечтает о достижимом, все грезят тем, чего получить не могут. Именно это, вероятно, и подстегивает людей совершать безумные поступки в достижении соей мечты.

Кинув монетку в автомат и нажав на кнопку, я выудил из него банку с черным кофе. К счастью, или нет, я был реалистом. Знаете такую штуку со стаканом? Одни говорят, что стакан на половину пуст, другие, что на половину полон. Первые – явные пессимисты. Вторые – оптимисты. Но есть еще и третьи, которые видят просто воду, налитую в стакан. Это именно реалисты. Вот и я был таким же. Я не верил в светлое будущее. Вся жизнь, существует один миг. Вот именно тот, который происходит сейчас. Поэтому я старался не забивать себе голову ничем, что никак не было связанно с настоящим.

Усевшись на скамейку, я открыл банку и, хотел было сделать глоток, но тут мой чуткий слух уловил женский крик. И кричали явно не шутки ради. Вздохнув, я встал со скамейки, с тоской посмотрел на чистое голубое небо, и хотел было пойти в сторону общежития, но ноги сами понесли меня в ту сторону, откуда раздавались крики.

2

            Стараясь не думать о том, что я вот уже в который раз совершаю глупость, я вышел к крытому переходу, соединявшему главное здание школы и спортзал. И стал свидетелем не особо приятной глазу картины. Высокий крепкий парень, прижав к стене миловидную девушку, старательно пытался засунуть ей руки под юбку. Этих двоих я тоже прекрасно знал. Комия Сайзо, так кажется, звали парня, местный хулиган. Ну, ему по жизни положено быть мудаком и ублюдком. Орк, все-таки. Миловидную девушку с длинными волосами земляничного цвета, звали Акасия Мока. Вампир и предмет воздыханий Цукуне. И вот еще один парадокс: вампир, сильнейший из всех монстров в этом мире, не мог отвязаться от орка.

            Я допил кофе и устало вздохнул. Вмешиваться не хотелось. Не то, чтобы я боялся этого орка. Страх всегда притягивает именно то, чего ты боишься. А если ты ничего не боишься,

ты становишься невидим. Поэтому лучшая маскировка – это безразличие. Если ты по-настоящему безразличен, никто из тех, кто может причинить тебе зло, про тебя просто не вспомнит и не подумает. К сожалению, в моем случае, это правило не распространялось на подобные случаи. Видать такой уж я человек, что просто не могу пройти мимо девушки в беде. Героизм — это добрая воля к абсолютной само погибели. Но уж тут я ничего не мог с собой поделать.

            Сайзо, меж тем, уже успел запустить свою лапу девушке под юбку и теперь со сладострастной рожей лапал ее грудь. Еще раз, глубоко вздохнув, я швырнул в него пустую банку. Жестянка пару раз кувыркнулась в воздухе, и угодила прямо в стриженый затылок орка.

- Что за херня? – рыча, он развернулся ко мне – Ты еще кто такой?

- Да так, - я развел руками – Просто мимо проходил. Хотел вот банку выбросить, а тут ты как раз кстати пришелся.

Орк заскрипел зубами и пошел на меня. Да, он был на голову выше и выглядел гораздо крепче, чем я. Сайзо явно пришел к выводу, что с легкость завяжет меня узлом. Ведь моя скромная персона выглядела совершенно безобидно. И вот в этой оценке силы и была его ошибка. Неверно, что выживает тот, кто сильнее физически. Мышь, загнанная в угол, может загрызть кота. Бывает, что слабый человек может поднять автомобиль, если под колесами лежит его жена. Но орк, в силу своего происхождения, не думал о таких вещах. Хотя, это правило в виду сложившихся обстоятельств на меня тоже не совсем действовало. Да, будь я обычным человеком, как Цукуне, меня ждал бы очевидный исход. «Не начинай драки, в которой не сможешь победить», одно из моих правил. И именно поэтому, я ввязался в эту.

            «Хук правой, мимо», устало подумал я. Кулак орка просвистел в сантиметре от моего лица. Я не пытался уклоняться, даже вида не делал.

«Хук левой, мимо», все так же устало подумал я.

Кулак Сайзо снова пролетел мимо цели. Орк с недоумением продолжал наносить удары, которые проходили мимо цели. А мне начинал надоедать этот спектакль.

«Прямой в челюсть», вздохнул я.

Сайзо тут же, как по команде нанес удар. Я же, все так же лениво, нырнул ему по руку и, вытащив руку из кармана, ударил орка в живот. Бедного парня согнуло пополам и даже немного подбросило в воздух. Упав на колени Сайзо начал жадно хватать ртом воздух. Еще секунда и орка вырвало. Кажется, я немного перестарался с увеличением силы удара. Хотя, всегда хотел это сделать.

- А как все хорошо начиналось… - вздохнул я, подобрал валяющуюся на земле банку и направился к урне.

- Спасибо. – Окликнула меня Мока.

- Да ничего. – Я кинул банку в мусорку – Говорю же, банку выбросить хотел.

*****

            Всякое действие влечет за собой равное по силе противодействие. И этот закон распространяется не только на физику. В жизни все так же: любое ваше действие приводит к неизбежным последствиям. И тут вся фишка в том, что никто не знает к каким. Ты не узнаешь, что произойдет в результате твоих действий, пока ничего не сделаешь. Видимо отсюда и берутся такие нерешительные люди, которые зацикливаются на мысли о том, что их действия могут привести к непредвиденным последствиям. Но в жизни есть три выхода: ты можешь принять решение что-то сделать, ты можешь принять решение ничего не делать. А можешь решить не принимать никакого решения вовсе. В последнем случае ничего не жди, выбор не принимать решения – выбор труса и дурака. Я же себя ни тем, ни к другим не относил. Поэтому никогда не жалел о содеянном и всегда принимал последствия своих действий. Всегда, но только не в этом случае…

            Я, как и всегда, сидел на крыше. Последнее время уборщик стал частенько забывать закрывать дверь. Сидел и созерцал чистое лазурное небо и безмятежно бегущие по нему облачка, даже в какой-то мере завидуя им. Такая милая пасторальная картина. И все было ничего, но…

- Я так не поблагодарила тебя за тот раз. – Передо мной стояла Акасия Мока.

Девушка смотрела на меня восхищенными зелеными глазами.

- Я же сказал, что не стоит. – Вздохнул я.

- Но… - она замялась – Все равно, спасибо. – И тут она торжественно протянула мне сверток.

И ежу было понятно, что это была мечта любого школьника: приготовленная прекрасной девушкой коробка с завтраком. Только вот что-то мне это все радости не приносило вовсе… Может быть возраст сказывался?

- Вот… - Мока продолжала стоять, переминаясь с ноги на ногу, и протягивать мне сверток.

А может быть хватит зацикливаться на всякой ерунде? Я усмехнулся.

- Спасибо. – Кивнул я, беря сверток – С удовольствием попробую.

Развернув его, я открыл коробочку. Да уж, я и сам готовлю неплохо, но от увиденного кулинарного шедевра где-то в глубине шевельнулся противный червячок зависти.

- Выглядит просто замечательно! – я достал палочки – И на вкус наверняка просто восхитительно.

Если вы не в состоянии объяснить собственные поступки, это ещё не так страшно — ведь поступки эти вы уже совершили. Но ведь должны быть хоть какие-то веские причины, чтобы не совершать поступок? Наверняка такие причины были. Но мен сейчас было все равно, я просто ел и расхваливал бэнто. А передо мной краснея и смущаясь стояла первая красавица Академии Ёкай. И где-то в глубине души мне было жалко Цукуне, но я не думал об этом.

Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru