Глава 3.

1

How much is real

So much to question

An epidemic of the mannequins

Contaminating everything

And if that came from the heart

It never did, right from the start

Just listen to the noises (Now I'm more, instead of voices)

Да уж, телефон и плеер – вот еще два примера величия человеческой мысли. Хотя, не будь изначально музыки, то и эти приспособления теряли бы всякий смысл. Я покрутил в руках банку с кофе. Ерунда, конечно, полная. Но за неимением лучшего приходилось довольствоваться тем, что есть. Я сделал глоток.

Cause' I'm looking at you through the glass

Don't know how much time has past

All I know is that it feels like forever

And no one ever tells you

That forever feels like home

Sitting all alone inside your head

Уже несколько дней прошло после той стычки с Сайзо. И вот уже несколько дней Мока не дает мне прохода. Девушка постоянно таскала мне завтраки, поджидала после уроков и буквально преследовала меня до общежития. В чем причина такой одержимости я никак не мог понять. Все, что я сделал, так это помог ей избавиться от пристающего к ней парня. И все. Не может же быть, чтобы этого было достаточно для такой влюбленности?

            Я сделал еще один глоток и потряс опустевшей банкой. Да уж, вот теперь я первый раз пожалел о содеянном. Может быть, лет десять назад мне и импонировало то, что за мной бегает первая школьная красавица, но сейчас это не приносило ничего, кроме излишних проблем. Сами посудите: да меня постоянно и вкусно кормили, но вместе с тем вся мужская половина школы просто возненавидела меня. Даже Цукуне, единственный человек в этом месте, и тот перестал со мной общаться. Я же делал то, что у меня всегда получалось лучше всего. Я стал полностью безразличным. Невидимым. Только вот не для нее…

- Молодой человек, я вам не помешаю? – ко мне подошел старый знакомый, водитель автобуса, и на этот раз под мышкой он держал шахматы.

- Нет. – Выключив телефон, я достал из ушей наушники – Даже наоборот.

- Тогда, может быть, сыграем? – улыбаясь, он показал мне шахматы.

- Что ж, неплохая разминка для начала дня. – Усмехнулся я.

Кивнув, он уселся на скамейку и принялся расставлять шахматы.

- Какие предпочитаете? Черные или белые?

- А разве между ними есть хоть какая-то разница? – поинтересовался я.

- Ничем не доказано, но почему-то белые фигуры считаются доблестной армией, - развел он руками, ставя на доску белые пешки – а вот черные, наоборот.

- Интересное предположение. – Усмехнулся я – Но для меня они абсолютно равны.

Водитель вопросительно посмотрел на меня.

- Сами посудите, если взглянуть на конфликт с разных сторон, невозможно определить кто прав, а кто виноват. – Развел я руками – Обе стороны в войне бьются за свои идеалы и убеждения. Обе стороны равны. А праведных войн не бывает. Какими бы красивыми словами вы не оправдывали убийство, оно им и останется.

- Я понял вашу точку зрения. – Водитель кивнул – Знаете, мне еще не попадались такие, как вы.

- О, значит, были и другие?

- Были. – он кивнул – Начнем, если вы не возражаете?

Я только кивнул в знак согласия. Водитель тут же сделал первый ход.

- Получается, я не первый «счастливчик» которого вы втянули в эту историю?

- Получается так. – Он кивнул – Но другие совершенно были на вас не похожи. Вы довольно необычный человек. – Он посмотрел на меня – В хорошем смысле этого слова.

- Вы мне льстите. – Усмехнулся я, сделав свой ход.

- Король?

- Если уж король не поведет свою армию в бой, тогда кто? – я скрестил руки на груди.

Водитель только усмехнулся.

- И, о чем вы хотели поговорить? – поинтересовался я.

- Я думал, что это вы хотите со мной поговорить.

Я на мгновенье задумался. А ведь он был прав. Меня интересовала перемена в поведении Моки, только вот лично с ним я это обсуждать не собирался. Выходит, я снова объективировал свои желания. Да уж, впредь надо быть осторожным.

- Знаете, меня интересуют перемены в поведении одной очень уж красивой девушки. – я сделал ход – А именно в ее отношении ко мне.

- Красивой, говорите?

- Именно. – Я кивнул.

- А что такое красота? – спросил он задумчиво?

- Что?

- Красота. – Повторил он – Что это, по-вашему?

- Ну как, - сказал я. - Красота - это совершеннейшая объективация воли на высшей ступени её

познаваемости.

Водитель только рассмеялся.

- Я так и знал, что вы ответите именно так! – сквозь смех проговорил он – Как я и думал, вы идеально подходите.

- Вы так и не ответили на мой вопрос.

- Вы сами на него ответили. – развел он руками.

Я на секунду задумался. Выходит, что подобное отношение ко мне я сам навязал? Стоп! Что-то не помню, чтобы желал такого. Да, может когда-то давно меня и привлекала эта девушка. Но только как вымышленный персонаж. Только вот загвоздка в том, что теперь весь этот мир никак не походил на вымышленный.

- Получается, что какая-то часть моего внутреннего «Я» подсознательно выдало вот такую вот объективацию? – спросил я, скорее сам у себя.

- Получается, что так.

- Шах и мат. – Вздохнул я, делая завершающий в этой партии ход.

Водитель только молча смотрел на шахматную доску.

- А может быть, я сошел с ума? – усмехнулся я – И просто лежу на больничной койке, нашпигованный какими-нибудь препаратами?

- Безумие? – он посмотрел на меня.

- Точно. – Я кивнул - Безумие — это нечто вроде самоубийства сознания. Некоторые же утверждают, что чтобы постичь смерть, надо просто представить ее как смерть сознания. – Развел руками я.

- И?

- Безумие – это как пуля, выпущенная в мозг. – Вздохнул я – Вот я и выпустил ее.

- Звучит здраво, для безумца.

- Здравомыслие не исключает безумия. – Пожал плечами я – И, увы, никто здесь не сможет доказать обратного.

- Вам приятнее думать, что вы лежите на кровати под психотропными препаратами, чем просто принять то, что все вокруг вас реально?

- Вот тут вы правы. – Вздохнул я – Уж лучше пусть все будет реальностью.

- Что ж, - он встал со скамейки – спасибо за еще одну интересную беседу.

- Вам спасибо. – Я тоже встал.

- И еще один вопрос, прежде чем я уйду. – Он кивнул на шахматы – Скажите, вы пользовались своей силой, чтобы выиграть?

- Нет, а с чего вы взяли?

- Все выглядело так, будто вы знали все ходы на перед.

- Знаете, - я скрестил руки на груди - существует такой уровень бессовестной хитрости, достигнув которого человек начинает просто предугадывать перемены ещё до того, как они произошли, и благодаря этому приспосабливается к ним значительно быстрее всех прочих.

- И что с того?

- Все значимые перемены в мире происходят исключительно благодаря этой группе наиболее

изощренных подлецов. – Вздохнул я - Потому что на самом деле они вовсе не предугадывают будущее, а формируют его.

- Вы все еще сводите все к вашей теории с объективизацией?

- Все, так или иначе, сводится к ней. – Пожал я плечами – Предугадав перемены, эти подлецы просто переползают туда, откуда, по их мнению, будет дуть ветер…

- И ветру не остается ничего иного, кроме как дуть в том направлении. – Закончил он за меня – Выходит, вы подлец и хитрец?

- Еще какой! – усмехнулся я.

- Что ж, еще раз спасибо. – Он кивнул я медленно побрел в сторону главного здания школы.

- А шахматы? – окликнул его я.

- Считайте их небольшим подарком. – Он махнул рукой и удалился.

Что ж, по крайней мере, теперь мне совершенно ясно, как поступить с моей проблемой. Странно, что я раньше об этом не подумал. Хотя нет, думал, конечно, только где-то далеко. Кто я такой, в конце концов, что бы вот так бессовестно влиять на человеческие жизни?

2

И снова я смотрел в потолок. Сон не шел вот хоть убей. После того разговора с моим новым знакомцем мир вокруг изменился. И только я заметил маленькие незримые перемены. Конечно, ведь я и был их причиной. Как бы я не хотел этого делать, но другого выхода у меня не было. Вот вам яркий пример самого непредсказуемого результата не совсем обдуманных действий. Никто не хочет понять, что своими поступками может кому-то навредить. И я, к сожалению, хоть и понимал эту простую истину, но все равно поступал наперекор. И делал все по-своему. Да уж, с возрастом люди совершенно не меняются. Мы не становимся лучше с годами. Мы все так же продолжаем отрывать мухам крылышки, как и в детстве. Просто с возрастом мы находим более хитрые оправдания нашим действиям.

Я перевернулся на бок, полежал секунду и перевернулся на другой. Все именно так, вот и я продолжал придумывать никому, кроме меня, не нужные оправдания. С одной стороны, я поступил правильно, придя на помощь несчастной девушке. Но кто я такой, чтобы утверждать, что так было лучше? Что ж, раньше я точно этого сказать не мог, зато теперь прекрасно видел результат. Что ж, немного переправив реальность, получилось избежать неприятных результатов. Главное, не взять это в привычку. А то начну постоянно уходить от ответственности подобным образом. Я вздохнул. И тут зазвенел будильник. Что ж, пришло время перезагрузки… Я закрыл глаза.

*****

            Я сидел в своем излюбленном месте и ждал. Ждал разговора, который должен был вот-вот начаться. И в подтверждении моих слов дверь чуть приоткрылась, и на крышу ступил Цукуне.

- Вот ты где. – Парень подошел ко мне – Я думал, крыша всегда закрыта.

- Видать сегодня уборщик забыл запереть замок. – Пожал плечами я – Зачем меня искал?

- Поговорить хотел.

-Да? И о чем же?

Разумеется, я знал, о чем он собирался со мной поговорить. Ведь именно это я и провернул. Откат мира в первоначальное состояние, в котором он пребывал в день моего появление. Откат и изменение некоторых фактов. Теперь у Сайзо просто не появится ни мысли, ни желания приставать к Моке. Элегантное решение всех последующих проблем: исключить возможность их возникновения. А раз уж мир перезагрузился, то ясное дело, что все события повторяются…

- Есть одна девушка…

- Красивая?

- Угу. – Аоно кивнул в ответ – Но есть одна проблема.

- И какая же?

- Она вампир.

- Не удивительно, учитывая специфику места. – усмехнулся я.

- Да, но вампиры же нападают на людей! – взвизгнул Цукуне.

А вот это уже было не по сценарию. Реакция и отношение Аоно резко изменились, по сравнению с прошлым разом. Видимо, даже я не всемогущ в этом мире. И изменение одного факта непременно приведет к небольшим изменениям всего остального…

- Вампиры они… Они же убивают людей. – не унимался парень – Мы же для них еда!

- И что, она накинулась на тебя при первой встрече?

- Нет, но… А вдруг она такая дружелюбная, только для того, чтобы высосать всю мою кровь?

- Успокойся ты. – Вздохнул я – Ты ж не сказал ей, что ты человек.

- Нет, конечно!

- И что ты от меня хочешь то?

- Помоги…

- И как ты себе это представляешь? Хочешь, чтобы я ей кол в сердце вбил?

- Господи упаси! – он замотал головой – Разумеется, нет!

- Так в чем вопрос?

- Я не знаю, как мне быть. – Успокоившись немного, он уселся рядом со мной.

- Давай-ка разберемся. – Еще раз вздохнул я – Есть некая девушка, довольно красивая и милая, так? – он кивнул – И вот вы с ней сегодня непринужденно так общались, так? – Аоно снова кивнул – А потом она сказала тебе, что она вампир.

- Да. – Он снова кивнул.

- И в чем проблема?

- Как ты не понимаешь!? – он вскочил на ноги – Как я могу сблизиться с тем, для кого люди лишь еда?

- Люди склонны видеть глупость и подлость буквально во всем, а если не видеть, то изобретать. – развел руками я – Ты просто вбил себе в голову, что все здесь чудовища и злодеи.

- Разве я не прав?

- Люди ничем не лучше. - Серьезно посмотрел на него – Если не хуже этих твоих монстров.

- Да ты что…

- И у нас есть тёмная сторона. – Вздохнул я – Мы даже хуже зверей. Мы убиваем без причины, разве не так? Какое животное будет убивать ради удовольствия?

Цукуне молчал.

- Мы сжигали людей на кострах во имя Господа. – Продолжал я – Устраивали кровопролитные войны, прикрываясь красивыми праведными речами. Мы уничтожаем самих себя; мы уничтожаем жизнь на этой планете; мы губим Землю. А затем одеваемся в рясы, и Господь непосредственно говорит с нами. И что же мы от него слышим в ответ? – Аоно продолжал молчать - Что мы должны быть умницами, иначе он нас накажет. И что же в итоге? Ничего. Ничего не меняется. Все боятся кары Божьей, но все равно продолжают делать то, что делали до этого.

- Но… - попытался было вставить слова Цукуне.

- Я вообще уже стал сомневаться в том, что есть что-то новое под солнцем. – Я встал и отряхнул брюки - Иногда только глянец на поверхности вещей меняется, вот и все. Что делается, то и делалось прежде… и прежде… и прежде. Замкнутый круг.

- Но они же…

- Ты вбил себе в голову эту мысль и хватаешься за нее как за спасательный круг. – Вздохнул я – Посмотри на мир с их стороны: люди веками убивали и преследовали их лишь за то, что они пытались выжит. Разве желание жить является смертным грехом?

Он покачал головой.

- Вот и забей на всю эту чушь. – Махнул я рукой – Иди и поговори с ней. Подружись, я не знаю, влюбись в нее или что вы там обычно делаете. И забудь про то, что она вампир.

- А вдруг…

- Что? Накинется на тебя и начнет пить кровь? – усмехнулся я – Тогда ты умрешь в объятиях красавицы. Как ни посмотри, а кругом одни плюсы.

- Не очень приятная перспектива. – Выдавил он.

- Жизнь человека длится лишь одно мгновенье, поэтому живи и делай, что хочешь. – Я хлопнул его по плечу – Будь мужиком, в конце концов! Все мы умрем рано или поздно. Важно лишь то, как мы это сделаем.

- Спасибо, я думаю. – Промямлил он.

- Да не за что. – Я еще раз хлопнул его по плечу и направился к выходу.

            Никогда не замечали такой странности? Если вопрос стоит в том, чтобы помочь кому-либо жизненным советом, то всегда легко рассказать, как жить и что делать дальше. Да что там говорить, ты даже готов сам показать ему, куда плыть в этом мире. Но когда дело доходит до тебя самого, ты либо сидишь на месте, либо плывешь в совершенно противоположную сторону. Вот именно этим я сейчас и занимался. Сидел на месте, собираясь плыть совершенно не туда, куда было нужно. И пора было с этим что-то делать.

Почему могут спускать колеса авто смотрите тут kamael.com.ua
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru